Псих-консультант (ya_schizotypic) wrote,
Псих-консультант
ya_schizotypic

Отчёт за прошлую неделю — 2

Итак, продолжаю заполнять днявчик за предыдущую крайне насыщенную неделю. Это довольно сложно делать, поскольку эта неделя тоже получилась довольно-таки необычной, и о многом хочется рассказать, но я постараюсь придерживаться хронологической последовательности.

Психоделическая психотерапия

Итак, в субботу я пережил крайне сложную для меня психотерапевтическую интервенцию, в ходе которой К. познакомилась с моим отцом, а он, соответственно, с ней. Во время этой интервенции я довольно-таки хардкорно диссоциировал, о чем достаточно подробно написано в предыдущем посте.

После такого нужно было проверить, как там моё бессознательное, и в воскресенье мы с К. решились на сеанс психоделической психотерапии.

В качестве помогающего агента был выбран мой любимый агонист 5-HT-2A – серотониновых рецепторов. Обожаю его за глубину и осмысленность переживаний.

Начиналось всё, как обычно: очень приятная, объемная музыка, ощущение прилива серотонина, изменилось визуальное восприятие — кто знаком с этим состоянием, тот поймёт.

Но потом довольно быстро возник нестандартный эффект: я начал сомневаться в собственной диссоциативной природе. Сейчас смешно об этом и подумать, особенно после того, как я изложил в виде текста и перечитал свои переживания, полученные во время встречи К. с отцом (это же чистейшая, можно сказать, дистиллированная диссоциация), но тогда мне почему-то показалось, что Истеричка, захватившая сознание — и есть истинная личность, а все остальные — её выдумка.

Я довольно долго пытался получить от К. подтверждение того, что никакой я не диссоциативщик, но она упорно твердила о том, что все её профессиональные знания говорят об обратном.
И тут я постиг суть диссоциации. Я её увидел в визуальных образах, почувствовал телом, осознал разумом, я стал ей.

Попробую описать. Представьте себе некое животное, покрытое нескольким слоями крупных чешуйчатых пластин. Попробуйте достать до его тела. Вот вы касаетесь этого существа, ваша рука чувствует чешую, пытается ухватить животное, но в руке остаются лишь несколько роговых пластинок.

А теперь представьте, что у него бесконечное количество слоёв этой чешуи. И сколько бы вы не пытались достать до кожи этого вымышленного существа, у вас вновь и вновь в руках останется только некоторое количество защитных пластин, которые оно с лёгкостью отбрасывает.

Вот так и работает диссоциация. Когда психика испытывает некое воздействие, которое может быть для неё опасным, травматичным или страшным, она как-бы отделяет от себя кусочек и привязывает это травматичное переживание к этому кусочку. И он уходит, не затронув саму основу, психическое ядро, а опасное переживание как-бы остаётся на нём и, соответственно, уходит вместе с ним.

Но иногда вместе с травматичным переживанием отделяется настолько большой осколок психики, что он впоследствии сам становится маленькой личностью. Я прямо видел, как это происходит, я физически, телом ощущал это отделение, а потом — преобразование обрывков, предназначенных для вывоза на себе травматичных переживаний, в некое подобие изначальной личности.

Казалось, что вся психика состоит из какой-то гелеобразной субстанции, которая формирует некие достаточно сложные структуры. И вот, от этой гелевой совокупности оторвали кусок, оторвали для того, чтобы он ушел вместе с прикреплённым к нему черным колючим клубком переживаний. И он, этот оторванный кусок летит в пространстве, но потом каким-то странным образом преобразуется, и в нём проявляются структуры, подобные тем, которые были в материнской субстанции.

Так осколок психики, который должен был отмереть, которым хотели пожертвовать во имя отказа от травмирующих эмоций, сам становится личностью — просто потому, что он, во-первых, состоит из того же материала, а, во-вторых, достаточно большой, чтобы в него поместилась уменьшенная, но достаточно подробная копия тех структур, которые, собственно, формировали изначальную личность.

Раз — и их уже стало две. Изначальная и эта, — новая.

Очень красивое и завораживающее зрелище. Всё-таки люблю эти сеансы за те прекрасные образы, которые они мне дарят.

А потом я диссоциировал. Я думал о диссоциации, я видел диссоциацию, я стал диссоциацией и, наконец, диссоциировал, явив собой её результат.

Я исчез. На моём месте появились Четверо. Сегодня они были как-то, не знаю, мудрее. Они больше не рвались в диком порыве к освобождению, они не требовали физического разделения тела, чтобы стать отдельными частями.

Более того, они не спорили, они не перебивали друг друга и говорили практически синхронно. Но их всё равно было четверо, и они ощущали себя в этом «четвертичном» состоянии: четыре набора данных от сенсоров (глаз, ушей, носа, кожи, etc), четыре набора мыслей, четыре внутренних диалога, и один диалог внешний, исполняемый как-бы хором.

На этот раз они подняли довольно серьёзную тему — они заговорили с К. об объединении. Суть в том, что они там, на глубине бессознательного, думают о возможности объединиться. Они смогли выпустить свою дикую деструктивную энергию в прошлые сеансы (во время одного из которых я, физический я, тушка, чуть не разделал себя ножом), они «нагулялись» на свободе, они повзрослели.

Итак, они размышляют о том, чтобы объединиться. Но они боятся. Они боятся смерти, которую объединение для них неминуемо означает. Они все атеисты (горжусь своими субличностями!), а потому не верят в то, что после объединения они воскреснут в новом качестве. У них была долгая и увлекательная беседа с К., в которой они рассмотрели проблему сохранности идентичности каждого из Четверых после объединения.

Но в результате они так и не смогли прийти к единому решению. Для Четверых объединение — это величайшая жертва, жертва собственной жизни во имя неясной цели, т.к. ни кто из них (да, чего уж там, даже К. этого не знает) не имеет ни малейшего понятия о том, как эта объединённая конструкция будет работать.

Ещё они высказали опасения по поводу того, что физическое тело может не пережить процесса объединения: в момент, когда Четверо уже умрут, а новое сознание ещё не запустится, не останется психической субстанции, наполняющей тело, и они, Четверо, не знают, как это отсутствие отобразится на биологический субстрат: будут ли работать дыхательный центр, гипофиз и прочие базовые компоненты мозга, ответственные за обеспечение жизнеспособности тушки. Мне исследования по этому вопросу не встречались, но вход в коматозное состояние на продолжительное время видится мне не самым страшным сценарием такого «перезапуска с разрывом».

С другой стороны, существующая ситуация их по каким-то причинам явно не устраивает: они хотят изменений, они готовы к ним. И одним из вариантов возможного дальнейшего существования является федерация, где они существуют так же вместе, как и сейчас, но на иных принципах распределения ресурсов и обязанностей. Что это за принципы — мне пока неизвестно.
А потом они говорили с К. о работе.

В частности, о том, что они, в принципе, готовы несколько снизить степень диссоциации опыта, что позволит всему этому конгломерату выполнять какие-то полезные функции, за которые его носитель может получать оплату.

Но они отказываются заниматься чем-либо, что не является «интересным» для всех. И они очень сильно стараются придумать какое-то занятие, которое было бы приемлемым для всех сразу. Если им удастся найти такое занятие, они снимут диссоциативное давление с опыта, знаний и навыков.

В общем, крайне продуктивно пообщались, и я безумно благодарен К. за то, что она не боится нырять в глубины моего бессознательного и вытаскивать оттуда довольно ценную в аспекте практического лечения информацию.

По завершении сеанса, я почувствовал огромное облегчение, которое обычно испытываю, когда все Четверо могут пообщаться с Миром и К. (эти два понятия для них совпадают процентов на 80%) непосредственно, а не через прокладку «Этого».

В итоге — явное понимание того, что в моей психике запустились какие-то важные глубинные процессы, которые, определённо, что-то изменят в её организации. Я пока не знаю, к чему это приведёт, но я уверен, что это прогресс, настолько внушительный, что всё, что было до этого меркнет и кажется малозначимым.



   
Tags: К., Лытдыбр, Психоделическая психотерапия, Психотерапия
Subscribe
promo ya_schizotypic august 12, 2016 16:22 25
Buy for 10 tokens
… или пост-прейскурант. Вот я и восстановился до того уровня, когда я могу его написать. Кратко, суть поста: предлагаю услуги психоконсультанта. Всё-таки препараты, поддержка К., психотерапия и постоянные самокопания отодвинули меня от первоначального состояния настолько далеко, что я могу…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 7 comments