Псих-консультант (ya_schizotypic) wrote,
Псих-консультант
ya_schizotypic

Суицид. Личный опыт

Суицид... Как много в этом слове для сердца моего слилось! :)

Собственно, на моём счету три попытки: две из них смешные и по-детски наивные, одна - достаточно серьёзная (но, очевидно, безуспешная). Ниже я постараюсь изложить их описание, рассказать о своих ощущениях и дать краткую оценку.

Предыстория

Сколько себя помню, с самого детства, мучает меня мысль о собственной неправильности. Буквально всё в себе ощущается "не таким, как надо": ты неправильно говоришь, неправильно думаешь, неверно поступаешь, неуклюже двигаешься, у тебя неправильный голос, рост, вес, запах, пол, стремления, желания, буквально всё. Ты слишком мягок, слишком нежен, слишком нерешителен, слишком агрессивен, чересчур импульсивен, патологически глуп, неадекватно уступчив, но нереально требователен, всё плохое, что может быть в человеке - сосредоточено в тебе. Подобные мысли, насколько я помню, приходили ко мне ещё в возрасти шести-семи лет.

В десять у меня появилась младшая сестра, и на фоне детской ревности поток подобных измышлений просто захлестнул меня. А с учетом агрессивных тенденций и вспышек неконтролируемого гнева - попытка суицида была явно делом времени.

Попытка №1

Первая, по-детски наивная, попытка прервать кошмар существования состоялась, когда мне было лет 10-12 (не могу точно вспомнить, когда именно это произошло). На летние каникулы я уехал в деревню к бабушке и дедушке. Там у меня была компания не по годам "развитых" деревенских мальчишек из неблагополучных семей: мелких хулиганов, алкоголиков и наркоманов. Ребята уже испробовали "радости" половой распущенности и затуманиваня сознания, я же был типичным ребенком-ботаником с задержкой в развитии эмоционального интеллекта и "заторможенным" прогрессом интересов: когда все уже интересовались драками, девчонками и иерархической борьбой, мне все ещё хотелось играть в машинки и пускать кораблики в ручьях.

Мы сидели с ребятами в лесу недалеко от дома одного из них и делились своими подвигами: кто-то рассказывал о первом опыте мастурбации, старшие товарищи просвещали нас в тонкостях половых сношений с женщинами, "мелочь" лет 3 - 5 курила и т.п. Мне было нечего сказать, но влиться в компанию хотелось, и я поделился идеей самоубийства.

Слово за слово, ребята начали подзуживать, давать советы: использовать для отравления поганки, в изобилии растущие неподалёку и "волчьи ягоды". Были попытки "взять меня на слабО", которые, с учётом анамнеза, нашли самый живой отклик в моей душе. В общем, я наелся предложенных даров леса и стал ждать. Ребята почему-то испугались и убежали, а я остался один. Мысли были самые радостные и благостные: ещё немного, и этот кошмар прекратится. Не нужно будет больше ненавидеть себя, не нужно будет сдерживать зверя в себе, подавляя вспышки агрессии, не придется играть роль того, кем ты не являешься - в общем, можно будет сбросить все маски и быть (или не быть, это не так важно) собой.

Время шло, день давно закончился, вечерняя прохлада залила лесок, и мне пришла идея о том, что самоубийство никак не подразумевает холодную ночёвку в лесу и последующую простуду. Я решил вернуться домой и там умереть в тепле и комфорте. Собственно, вернувшись, я поужинал и лёг спать с твердой уверенностью в том, что просыпаться мне не придётся.

Уж не знаю, в чем там было дело, то ли грибы были недостаточно ядовитыми, то ли съел я их мало, но утром я проснулся мало того, что живым, но и без малейших признаков отравления. Даже рвоты не было.

Солнечный день, возможность искупаться в местной речушке и вкусный завтрак как-то переключили мои мысли, и некоторое время я не думал о своей неудачной попытке.

Попытка №2

Следующая попытка была тоже летом, тоже на каникулах у бабушки с дедушкой. Причины - те же самые: ощущение собственного несовершенства и невозможность дать выход агрессивным импульсам: ломать мебель мне запрещали родители, животных мучать было неприемлемым для меня самого, а от избивания людей меня отучил отец в гораздо более раннем возрасте (авторитетом, ремнём и эпическим пинком, в результате которого я пролетел через всю квартиру, и который оставил неизгладимое впечатление в моём разуме :)).

Это ужасно, на самом деле: душа требует деструкции, у тебя возникает ощущение, похожее на ломку - тебе просто необходимо что-нибудь сломать, разрушить, уничтожить, но огромное могущественное Сверх-Я запрещает тебе это сделать, и тебе приходится уходить в мир фантазий, где ты можешь устраивать геноцид целых народов или видов, но в реальной жизни тебе запрещено даже разбить грёбанную тарелку...

Ну, да ладно, про агрессию будет отдельный пост, а тут надо написать о второй попытке суицида. Она тоже была довольно смешной, мне за неё стыдно, но для понимания последующих этапов развития болезни она, вероятно, довольно существенна.

Итак, было мне, насколько я помню лет 12-13 (опять же, память подводит меня и отказывается давать более точные датировки). Это был дождливый холодный день. Навязчивые мысли о собственной никчемности терзали меня с самого утра, голова ужасно болела, а глаза, казалось, были готовы выскочить из орбит под действием возросшего внутречерепного давления (я понимаю всю нелепость ассоциаций, но привожу их as is для чистоты повествования).

На моё счастье, бабушка недавно дала мне довольно крупную сумму денег на карманные расходы (родитель! читая этот блог не забирай у ребенка карманные деньги, вполне вероятно, что он потратит их на что-то куда более полезное и / или безобидное!). Я сел на велосипед и поехал в ближайшую аптеку. Там я купил довольно много препаратов "от сердца" (опять же, знаю, что формулировка некорректная, но я просил именно так). Что это были за препараты - я не помню, могу только сказать, что большая часть была в форме таблеток (за исключением нежно любимого мной в детстве и подростковом возрасте "Корвалола", тот был жидким).

Закупившись (спасибо доброй тёте-провизору, которая не стала задавать лишних вопросов), я поехал на речку, где и употребил имеющиеся у меня препараты разом. Было холодно, дождь хлестал, как из ведра, и оставаться на месте ужасно не хотелось. Я сел на велосипед и поехал кататься вдоль реки.

Седативный эффект корвалола постепенно нарастал, и мне стало как-то спокойно на душе: зверь внутри успокоился, задолбленные фенобарбиталом и физической нагрузкой, мысли о собственном несовершенстве оступили, и я переключился, выражаясь словами Хайдеггера, в онтологический модус существования (конфронтация со смертью по-Ялому, лол): все вещи стали осмысленными, их признаки отошли куда-то на второй план, выпятив суть. Я смотрел на мир и видел его отдельные элементы: каждую травинку, каждый камень, каждую деталь своего велосипеда, полностью осознавая их бытие. Интересное ощущение, особенно для неподготовленного ребенка. Много лет спустя этот опыт пригодился мне, сделав труды экзистенционалистов несколько более понятными :) Кстати, Хофманн в своей книге "ЛСД - Мой трудный ребенок" называет подобное состояние "визионерским восприятием" и приводит некоторые практические рекомендации для его достижения, гораздо более простые в реализации, чем вдумчивое изучение Кьеркегора с Хадеггером ;)

Так вот, покатался я по экзестенциальным полям несколько часов, почувствовал дискомфорт в области живота, замёрз, выбился из сил, и поехал домой. Там, на моё счастье, никого не оказалось, и я заперся в своём чулане до утра. Мне было плохо, но ничего такого, что было бы достаточно серьёзным для обращения в скорую, не произошло. Утром я проснулся разочарованным и решил, что в следующий раз буду использовать для самоубийства способ, отличный от отравления, как-то не везёт мне с ним :)

Попытка №3

Третью попытку я совершил в 9-м классе. Была зима, и я был дома. В жизни всё, как всегда, было плохо. После психокоррекции, проведённой несколькими годами ранее, моя агрессия была трансформирована в аутоагрессию, которая требовала выхода. Самоизбиения и попытки резать руки и ноги помогали слабо и доставляли кучу неудобств: шрамы и синяки приходилось прятать от родителей и учителей (благо, с регенерацией у меня всё в порядке, и проходили они быстро). Хотелось чего-то большего, например, отрезать себе конечность, но страх боли сдерживал от реализации этих желаний. Я сейчас задумываюсь: а может, это было бы хорошим решением?..

Так вот, ситуация была примерно следующей: ты изначально ущербен, без тебя миру, определённо, станет лучше, тебя терзают порывы разрушительной ярости, которые непонятным тебе механизмом внутри твоей головы перенаправляются с внешнего мира на тебя самого, ужасные мигрени, от которых хочется разбить голову об стену, идут непрекращающейся чередой. Ты не справляешься с учёбой, не можешь адекватно интегрироваться в социум, пубертат и развитие сексуальности вносит свой вклад в эту симфонию, в общем, грустно.

Какое решение будет логичным? Правильно, убить себя ап стену :) В общем, сидел я дома, смотрел "Адвоката Дьявола", матери дома не было, отец был в рейсе. Фильм показался мне скучным, а тут ещё долбанная реклама...

Я выключил телевизор, пошёл в свою комнату и огляделся. В комнате была "шведская стенка" с закрепленным на ней турником. С этой стенкой у меня тоже связаны свои интересные воспоминания: отец учил меня подтягиваться - повисал на турнике и выполнял упражнения, после чего злобно кричал на меня, заставляя повторить то же самое, а у меня просто физически не хватало сил. Маленькое отступление: впервые подтянулся я в возрасте 27 лет, и сейчас я понимаю, что нельзя просто так взять и выполнить это упражнение, если ты никогда не занимался развитием мышц рук, спины и плечевого пояса. Собственно, первому подтягиванию должны предшествовать несколько месяцев подготовительных тренировок... Но это я сейчас такой умный, а в детстве у меня была однозначная реакция: "я недостоин своего отца" и полное презрение к себе.

Так вот, посмотрел я на этот турник, вспомнил связанные с ним унижения и понял: надо повеситься. Ок, идем на балкон, отрезаем верёвку из запасов, скручиваем петлю, намыливаем (где-то я читал, что именно так и надо делать), накидываем на шею, цепляемся руками за турник и висим. "Привет, папа, видишь, я занимаюсь на турнике, как ты и хотел!"

Через некоторое непродолжительное время силы покинули мои слабые руки, и я испытал боль в районе шеи и ощущение удушья. Захотелось глубоко вздохнуть, я затрепыхался, а потом стало как-то спокойно и хорошо. Сознание постепенно угасало: сначала ушла картинка (возможно, я просто закрыл глаза, не знаю), потом понемногу стала уходить агрессия и желание нанести себе повреждение, чувство собственной ущербности и неправильности ушло, уступив место удовлетворению: наконец-то я сделал в своей жизни что-то правильное и хорошее.

Очнулся я на полу. Ужасно болела шея и голова (ушиб при падении). Мерзко воняла лужа выделений. Голова кружилась, было ощущение дереалезации. Но это всё было неважно, всё меркло по сравнению с главной проблемой: я не выполнил своей миссии, не избавил себя и мир от такого ужасного и несовершенного создания, каковым являюсь. У меня случился приступ агрессии: я пинал стены, мебель, пытался сломать "шведскую стенку", как будто она была виновата в моей глупости, результатом которой стало использование неподходящей верёвки (хотя дома были корабельные сверхпрочные капроновые тонкие канаты (или не канаты, я не особенно в этом разбираюсь), они бы точно меня выдержали).

Дальнейшие события помню фрагментарно, да и те фрагменты, которые память сохранила, покрыты какой-то дымкой. Судя по всему, я прибрался в комнате, но совершенно этого не помню. Однако вернувшись домой я увидел, что всё чисто, и обрывки веревки куда-то делись. Может, мать убрала?..

Следующий фрагмент - я подхожу к зеркалу и вижу странгуляционную борозду на шее. Я понимаю, что скрыть её не получится, и мне меньше всего хочется разговаривать с матерью, объясняя, что это такое. Прочь из дома!

Следующая светлая страница в памяти: я оказываюсь в школе, иду к одной из своих любимых учительниц, С.А. Она почему-то не хочет со мной разговаривать и плачет. Странная реакция. Я иду к другой учительнице, О.М., она задаёт мне вопрос: "Это то, о чём я думаю?". "Да, пытался повеситься, но даже тут облажался", - отвечаю я. Я прошу у неё разрешения посидеть в подсобке химического кабинета, она пускает меня (респект!), разрешая даже выпить немного спирта (блин, все бы учителя были такими понимающими!). Не помню, что я там делал и сколько времени провёл, но О.М. пришла ко мне, сказала, что кабинет пора закрывать, и посоветовала всё таки пойти домой и сдаться. Я вышел из школы, было уже темно, немного погулял, замёрз и пошёл домой.

Не помню, как заходил, как разговаривал с матерью, первое отчётливое воспоминание - её истерика и попытки меня завиноватить: "А ты обо мне подумал? А о бабушке подумал?". "Ага, подумал, - отвечаю я, - вы бы немного поплакали, а потом вам стало бы лучше: мертвый неудачный сын гораздо лучше, чем это вечное напоминание о крушении ваших надежд, маячащее перед глазами". Дальше были уже мои слёзы, просьбы, нет, мольбы, не рассказывать об этом происшествии отцу, когда он вернётся из рейса (я его панически боялся и был уверен, что узнав о таком, он убьёт меня гораздо более жестоким способом, предварительно подвергнув пыткам).

Следующие полгода я не помню. А может, и не полгода. Помню только ощущения автоматизма жизни, как будто кто-то взял внешнее управление моей жизнью и рулил моим телом, но ближе к осени это ощущение стало проходить, и постепенно я вернул контроль над телом и, отчасти, мыслями.

----

Вот такой вот опыт. Мысли о том, чтобы убить себя периодически появляются у меня до сих пор. Я считаю их обоснованными и логичными, но об этом - в другой раз. У меня были два длительных периода, когда я считал суицид неприемлемым вариантом и гораздо больше времени, когда он давал мне ощущение невероятной свободы: выход есть всегда, я знаю о нём, я способен им воспользоваться. Никто и ничто не сможет причинить мне вреда, ибо я всегда могу убежать. Это прекрасное ощущение, оно похоже на всемогущество (ага, снова привет Ялому!).

А потом меня лишили этого ощущения в психушке. И это - самая большая моя потеря в жизни. Тема очень обширная и важная, а потому требует отдельного поста.

----

Маленькое дополнение - Шутливая попытка застрелиться

Собственно, суицидальной попыткой это не является, но довольно близко, поэтому опишу.Это был, кажется, третий курс. Я был занят науным пректом, который съедал все силы и не давал времени на сон (нейросети, если кому интересно). После очередной бессонной ночи я пришел на военную кафедру. В тот день у нас проводились стрельбы.

Отстрелявшись, я пошёл сдавать свой ПМ офицеру. Ну, как "сдавать". Будучи не совсем в адекватном состоянии, я просто положил его к остальным пистолетам, тут же забыв о том, какой из них, собственно мой. После этого я погрузился в размышления о том, какую ещё конфигурацию персептрона имеет смысл попробовать в проекте.

В реальность вернул меня окрик офицера, смысл которого, если опустить оскорбления и нецензурную брань, сводился к тому, что я грубо нарушил правила обращения с оружием. Офицер выразил сомнения в том, что магазин моего пистолета пуст, я ответил, что я в этом уверен. Офицер, видимо, желая впечатлить меня и дать мне осознание моей безалаберности, предложил мне выстрелить из этого пистолета себе в голову.

Он (офицер) находился довольно далеко от меня, поэтому физически помешать мне не успел. Я взял первый попавшийся пистолет, приставил его к виску и нажал на спусковой крючок. Выстрела не произошло (к моему сожалению). Потом был разбор полётов, выговор, поседевший офицер, но всё это уже выходит за рамки повествования... После этого случая на кафедре меня почему-то стали считать "отморозком", но не отчислили, замяли.




   
Tags: Депрессия, Личный опыт, Шиза
Subscribe
promo ya_schizotypic august 12, 2016 16:22 25
Buy for 10 tokens
… или пост-прейскурант. Вот я и восстановился до того уровня, когда я могу его написать. Кратко, суть поста: предлагаю услуги психоконсультанта. Всё-таки препараты, поддержка К., психотерапия и постоянные самокопания отодвинули меня от первоначального состояния настолько далеко, что я могу…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 17 comments