Псих-консультант (ya_schizotypic) wrote,
Псих-консультант
ya_schizotypic

Копипаста с dirty

========
Содержание

Про психушку, часть 1: как я туда попал.
Про психушку, часть 2.1: основы дурдомовской жизни.
Про психушку, часть 2.2: основы дурдомовской жизни (продолжение).
Про психушку, часть 3.1: беседа с психиатром и клиническим психологом.
Про психушку, часть 4: Харли Квинн и Джокер по-русски.
Про психушку, часть 5: "Я пила, мне было ОК".
Пост вне серии, но по теме.
==========

Вообще, это был коммент к посту на "Политоте", но поскольку он получился длинным, я решил его закинуть и сюда.

=====
Лежал в психушке, не по эпилепсии, реально сошёл с ума. Принудчики у нас были, но в другом корпусе. Официально, обычные психи (острые, неврология, эпилептики и прочие граждане сумасшедшие) и они вообще никак не могли пересекаться с принудчиками: решётки, камеры, сантиары — всё это должно было стать непреодолимым барьером).

На деле всё было не так: поскольку денег у больницы нет (по крайней мере, их нет на больных и на лекарства, ну, вы понимаете, о чём я), а работы по хозяйству выполнять нужно (разделывать курицу на пищеблоки, чистить территорию, убирать, выполнять мелкий ремонт, носить пищу и медикаменты, стирать на прачечной и т.д., работы реально много), то в качестве рабочей силы используют самих психов. И большая часть из них — принудчики. Потому, что в остром отделении народ совсем неадекватен, психотуберкулёзники — слабые и заразные, в медико–реабилитационном — алкоголики и бомжи (слабые, могут что–нибудь стащить).

Таким образом получается, что принудчики, хоть им и нельзя, передвигаются по территории без охраны и имеют возможность контактировать (вплоть до сексуальных актов) с другими психами. Т.е. сегрегация, конечно, есть, но она не является непреодолимой.

И вот, на основании имеющейся у меня инфы (личных наблюдений, общения с другими пациентами, в т.ч. и с пциентами из других отделений, а также инсайдерской информации от сотрудников) по теме поста могу сказать следующее:

0. Шанс попасть в "не своё отделение". Был, но только между обычными. В принудку обычный псих не попадёт никак. И наоборот, больной из принудки никогда не будет лежать в остром или в отделении первичного эпизода. Это исключено. По крайней мере, пока не отбудет срок принудительного лечения.

1. Избиения. Как таковых избиений в нашей психушке не было. Т.е. систематически никто никого не калечил. Да, бывали случаи физического воздействя на буйных пациентов, но они неадекватны, иногда остановить их физически — единственный способ не дать им повредить себя или кого–то другого. Оплеухи, тычки, рывки и прочее в расчёт не беру. Это, конечно, тоже очень плохо, но технически избиениями не является.

2. Сексуальные контакты между персоналом и пациентами. Было. Сам в таком участвовал :) Но все эти эпизоды (по крайней мере, те о которых мне известно) всегда были на добровольной основе с обеих сторон. Тут есть, конечно, этический вопрос: насколько допустимо заведомо здоровому человеку (представителю персонала) вступать в такую связь с заведомо больным (психом), но ответить на него однозначно не могу. Могу только поделиться своим опытом и сказать, что я там нашёл свою любовь (в хорошем смысле этого слова), и если бы кто–то решил её за это осудить, я бы этого, мягко говоря, не одобрил. Т.е. тут не всё так однозначно.

3. Сексуальные контакты между пациентами. Были. И по согласию, и по принуждению (изнасилования). В т.ч. между принудчиками и психами из других отделений.

4. Отношение как к скоту: было. Никто тебя там за человека не воспринимает. Причём не только в принудке. Вполне в порядке вещей считается накричать, обматерить, толкнуть, дёрнуть, дать оплеуху (но я бы не классифицировал это как избиение, это больше унижение, чем физический вред). Всё, что ты говоришь, по умолчанию считается бредом сумасшедшего, никто тебя не будет слушать и не будет разбираться, говоришь ли ты истинные вещи. Ты псих, значит бредишь. Всё. Точка.

5. "Закалывание" (применение высоких доз седативных и антипсихотиков, превращающих человека в овощ). Было. Причем было и как средство дисциплинарного воздействия (в нашем отделении женщина, переставившая цветы, попала за это на неделю в коматозное состояние), так и просто в порядке систематического воздействия. У нас была одна врач, о которой можно сказать, в каком отделении она сейчас работает (оно порой переходят из отделения в отделение), просто понаблюдав за больными на прогулках. Там, где все — овощи, с трудом стоящие на ногах, там работает Н. Она очень любит выписывать сверхвысокие дозы сильных нейролептиков всем подряд.

Вообще, проблема в том, что многие представители персонала боятся своих пациентов. В т.ч. врачи. И чтобы не было страшно, такой врач тупо обездвиживает всё отделение, давая адовые дозы препаратов в назначениях. На выздоровление ему пох.

6. Воровство. Было, но среди пациентов. Ни разу не был свидетелем и даже не слышал о том, чтобы кто–то из персонала что–то украл у пациентов.

7. Взятки. Были. Начиная с серьёзных сумм за то, чтобы попасть на лечение к определённому врачу, и заканчивая мелкими взятками типа конфет санитарке, чтобы лишний раз выпустила покурить.

8. Политика. В основном, среди пациентов. Персонал использовал свою власть для донесения некоторых идей, но это была, скорее личная инициатива, чем систематическое воздействие. В основном эти идеи относились к тому, что власть нужно бояться и слушаться. Вообще, и больничную, особенно власть говорящего, в особенности.

9. Религия. Было. Например, заставляли рисовать (писать) иконы.

10. Сульфазин, кислород под кожу и прочие псевдомедицинские издевательства. Не было. А смысл? Дал ему нейролептиков с транквилизаторами — он и послушен, и не возникает, и мнения своего не имеет. Клинических садистов же, которым бы нравился сам процесс, у нас не было. Были люди чёрствые, циничные, грубые и отыгрывающие свою значимость, но прям настоящих садистов не было.

11. Вязки. Были. Но не в качестве формы истязания, а в изначальном медицинском смысле. А что ещё прикажете делать с бредящим шизиком в маникальном состоянии, способном разнести пол–отделения?

12. Депривация личного пространства. Было. И по началу очень сильно обламывало. Ну не привык я справлять нужду на глазах у кучи народу. Опять же, простите мой натурализм, нормально помастурбировать негде. Или в носу поковыряться. Да мало ли, что ты привык делать в одиночестве.

13. Неадекватное лечение. Было. А что делать, если из препаратов только галоперидол и фенибут, и тех мало. Т.е., может, врач и не против назначить психу "Абилифай" или "Сероквель" (прекрасные препараты), да где ж их взять? (погуглите цены).

14. Бухло и наркотики. Было. Но только со стороны пациентов. О том, чтобы кто–то из персонала злоупотреблял на рабочем месте, мне неизвестно.

Тут ещё такой момент: все врут — и персонал, и пациенты. И если про враньё и круговую поруку персонала уже сказано достаточно, то про пациентов нужно сказать отдельно (просто справедливости ради). Вот, например, М., мой сокамерникпалатник. Если его спросить о том, что с ним сделали в дурке, то он расскажет Вам о том, что его довели до ужасных душевных и телесных мучений тем, что давали ему галоперидол. Но если посмотреть немного более внимательно, то М. — параноидальный шизофреник с бредом преследования, который часто улетал в психоз, и упомянутый галоперидол позволял хоть как–то, хоть ненадолго вернуть его в реальность.

Другой пример, X, ещё один мой собрат по несчастью, расскажет о том, что его насиловали. Но X лежал со мной в одном отделении и я сам был свидетелем этих изнасилований: X сжался в углу палаты и рыдает, через всхлипы рассказывая, как его сейчас трахают за его мечту (цитата). При этом никого кроме нас в палате нет, и я, клянусь, даже пальцем (не говоря уж про другие органы) его не трогал. Галлюцинации такие галлюцинации.

Или тот же X. рассказывал, как он находился на лечении в городе N. И, в частности, о том, как у них там регулярно случалась поножовщина (задание на любознательных: найдите в психушке хоть один нож :) ), которая завершалась воздействием персонала на пациентов электрическим током. Не ЭСТ, обычные "шокеры". И всё это в блоке принудительного лечения. Вот только одно несовпадение: блока принудительного лечения в этой психушке нет и никогда не было.

Я ни в коем случае не оправдываю насилие над психами, нет. И более того, вполне допускаю, что в других подобных заведениях может быть иначе. Цель поста не доказать, что все — хорошие, а просто поделиться опытом.

Кстати, пару слов про младший медперсонал. У нас практически не было классических шкафоподобных санитаров. Точнее, я не видел ни одного, и никто мне о них не рассказывал. Может, где–то один–два человека и затесались, психушка–то большая, но мне о них не известно. Санитарками были либо пожилые тётечки, либо пацаны–альтернативщики, проходящие службу вместо армейской. Физически сложные вещи (работу, воздействия на пациентов) совершали либо сами пациенты, либо вообще любые рандомные сильные мужчины из персонала.

Как–то так. Возможно, это именно мне посчастливилось попасть в санаторий, и в других заведениях реальный ужас, но, по рассказам людей, имеющих опыт пребывания в других местах, там действительность не сильно–то отличается.

======



   
Tags: Психушечка
Subscribe
promo ya_schizotypic august 12, 2016 16:22 25
Buy for 10 tokens
… или пост-прейскурант. Вот я и восстановился до того уровня, когда я могу его написать. Кратко, суть поста: предлагаю услуги психоконсультанта. О том, как именно происходит работа со мной, написано в отдельном посте. Всё-таки препараты, поддержка К., психотерапия и постоянные самокопания…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments