Псих-консультант (ya_schizotypic) wrote,
Псих-консультант
ya_schizotypic

Православная психотерапия - 1



Сегодня мне бы хотелось обсудить такое явление как «православная психотерапия». Поводом для этого желания стало моё наблюдение, не претендующее, однако, на статистическую достоверность, которое показывает, что всё чаще и чаще в российских ПНД и психушках врачи предлагают психиатрическим пациентам обратиться за исцелением в православие.

Для затравки — несколько описаний подобного подхода от тех людей, которые с ним столкнулись: 1, 2.

Этого мало для формирования сколько-нибудь репрезентативной выборки, но такие случаи есть, их достаточно много, просто далеко не каждый столкнувшийся с подобный явлением пациент готов об этом писать: кого-то такая практика устраивает, и он, благодарный врачу, просто идёт к священнику, кто-то не хочет поднимать тему, опасаясь огласки своей болезни, кому-то просто лениво (у человека, пришедшего к психиатру, как правило, более чем хватает других актуальных проблема).

Не знаю, как в других регионах, но у нас это явление приняло уже массовый характер: довольно сложно найти психиатра, который рано или поздно не поднял бы эту тему.

По косвенным признакам я могу сделать вывод, что явление это не является спецификой нашего региона: в Сети существует огромное количество православных психологов, психиатров, психотерапевтов и сообществ этой направленности (примеры: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14).

Интересна в этом контексте позиция официальной РПЦ. Так, например, патриарх Кирилл говорит следующее:

«Перечень противоречий, которые гнездятся в душе человека, можно продолжать. Важно отчетливо понимать, что эта двойственность, эта дихотомия, это раздвоение опасны для жизни — и не только для жизни вечной, но и для земной жизни. Когда происходит раздвоение в сознании, врачи диагностируют болезнь, называя ее шизофренией. Человек с раздвоенным сознанием не может быть дееспособным, на него нельзя положиться, он не может выполнять ответственные работы, он ненадежен в дружбе, ненадежен в семейной жизни. Иногда это раздвоение сопровождается таким колоссальным напряжением, что человек превращается в социально опасную личность, — тогда его изолируют и лечат».

А священник Андрей Лоргус выводит шизофрению из «уничтожения мужского сознания в семье»:

"Наше общество находится в глубоком антропологическом кризисе. В нем находится и весь остальной мир, но у нас этот кризис особенно проявился: это революция, несколько войн, геноцид, социальная депрессия. Результатом этого стало уничтожение, прежде всего, мужского сознания и мужского места в семье".

По его мнению, "сегодня в России сформировалось «общество «женского» типа, в котором объективно, за счет социально-исторических, а не только семейных факторов сместились гендерные роли" (привет поклонникам Новосёлова и Виталиса!). Однако же, полагает священник, «если женщина берет на себя функции мужчины, даже если не по собственному выбору, а по необходимости, хорошего из этого ничего не будет».

«Чтобы увидеть масштабы этого процесса, достаточно посмотреть на сегодняшнее количество разводов, суицидов, психических заболеваний. Эти явления находятся в прямой зависимости от состояния семьи и искажения гендерных ролей», ― считает отец Андрей.

Шизофрения, по его словам, возникает, «когда в голове человека смешиваются несмешиваемые явления». Например, ребенок, наблюдающий, как мать в отсутствие в семье отца «несет на себе все тяготы и несчастлива до того, что хочет умереть», будет прятаться от ужасов этой жизни «в компьютер, в болезни, в наркоманию».

Мне не удалось найти ни одного прямого подтверждения того, что РПЦ в явном виде рекомендует психиатрическим пациентам молиться, поститься и слушать радио «Радонеж». Напротив, создаётся впечатление, что на словах они поддерживают медицинскую психиатрию.

Например, тот же Митрополит Волоколамский Иларион говорит так:

«Я думаю, что для священнослужителя очень важно уметь отличать феномены духовного характера от феноменов характера психического. Иногда, к сожалению, священнослужители в этом ошибаются и принимают психическое заболевание за беснование или за какие-то отклонения, или за греховные намерения. И вместо того, чтобы человека лечить, чтобы отправить его к специалисту, дают, к сожалению, такие рецепты, которые приводят к печальным последствиям. Вот почему очень важно, чтобы во всех духовных школах изучался предмет «Пастырская психиатрия», чтобы в подобных случаях был тесный контакт между пастырем и врачом-психиатром.»

В рамках круглого стола «Пастырская работа с душевнобольными людьми» декан психологического факультета Российского православного университета протоиерей Петр Коломейцев предложил написать для священнослужителей пособие, которое помогло бы различать психические заболевания и беснование.

«Некоторые старцы говорят, что шизофрении — нет. Это неправильно, — подчеркнул отец Петр. — Нам необходимо повысить квалификацию духовенства в этих сложных вопросах. Пастыри должны знать об особенностях аутистов, людей с синдромом Дауна, умственно отсталых. Они могут быть полноценными членами Церкви».

Это тоже как бы намекает на то, что РПЦ признаёт тот факт, что психические болезни следует лечить, а не отмаливать.

Вроде бы, всё ОК. Такая позиция лично мне представляется достаточно разумной и даже правильной: больной приходит по каким-то причинам не к психиатру, а к священнику, тот, пользуясь своими знаниями, может заподозрить наличие психического заболевания и отправить прихожанина к психиатру. Таким образом человек получит необходимую медицинскую помощь.

Подобный случай описан, например, у О’Брайен в «Операторах и вещах»:

«Как-то утром, проснувшись, я обнаружила рядом одного лишь Хинтона (галлюцинация, ya-schizotypic).
-- Они ушли, -- лаконично сообщил он. -- Лавочка Громилы накрылась.
Хорошая новость, но все чувства во мне словно вымерли. Я ничего не могла произнести в ответ. Да и чему радоваться? Если не Громила, так Хинтон, выбор невелик.
Вошла Кареглазая.
-- Быстренько запиши вот этот адрес. В случае опасности обратись туда, они могут провести чрезвычайное слушание, если потребуется.
Я записала адрес на листочке и сунула в сумку.
-- Что собираешься делать? -- спросила Кареглазая у Хинтона.
-- Да уж не буду сидеть сложа руки и дожидаться, пока городской совет вынесет свое решение. Надо подстегнуть события.
-- А как ты их подстегнешь?
-- Есть у меня один знакомый. -- Хинтон на мгновение замолчал.
-- Возьми-ка телефонный справочник, -- обратился он ко мне. По его подсказке, я нашла раздел, где были перечислены все церкви. Хинтон указал на один из адресов.
-- Пойдешь туда и найдешь священника. Предварительно напиши на бумаге терминологию Операторов и определение к каждому термину. Я тебе продиктую. Когда встретишься со священником, отдашь ему этот список и скажешь, что термины тебе объяснили голоса Операторов.
Под диктовку Хинтона я составила список. В голове было пусто, на сердце тоска. Болван, вот я кто -- лишь эта мысль постоянно кружилась в голове. Даже если Хинтону и удастся как-то помочь мне, нужны месяцы и месяцы, прежде чем вырастет новая решетка и я смогу пуститься в самостоятельное плавание.
Найдя нужный адрес, я вошла в храм и спросила, где можно найти священника. Меня проводили в его кабинет, и я увидела приятного, улыбчивого человека. Он прочитал мой список и внимательно выслушал меня. Улыбка мгновенно слетела у него с лица и на нем появилось выражение такой жуткой озабоченности, что мне стало его жаль даже больше, чем себя.
Он не сразу пришел в себя. Наконец спросил:
-- Почему вы пришли именно ко мне?
Я объяснила, что меня послал к нему Хинтон. Мы немного поговорили на эту тему. Наконец священник мало-помалу собрался с мыслями.
-- Я позвоню своему другу, у которого есть знакомый психиатр в окружной больнице. Пусть он попросит его принять вас.
Священник тут же связался с кем-то по телефону, еще немного побеседовал со мной и убедительно попросил не пропустить встречу с психиатром, о которой он договорился на завтра.
»

Вполне себе рациональная и продуктивная схема, не так ли?

Вот, только в жизни всё иначе. В жизни возникает крайне неприятное явление: замещение психиатрической и психологической помощи православием.

Я уже не говорю о многочисленных советах «сходить в церковь», «помолиться», «причаститься» и проч., которые давали мне десятки доброжелателей из числа моих знакомых и читателей. В конце концов, они не специалисты, и предъявлять им какие-либо требования глупо (с другой стороны, вполне закономерен вопрос: а почему в массовом сознании утвердился именно этот, деструктивный стереотип?).

Но РПЦ не была бы РПЦ, если бы за фасадом достаточно корректных рассуждений не скрывалось бы желание укрепить свою власть ещё в одной сфере человеческой жизни.

Первое, о чём я хочу спросить: а какого, вообще говоря, хрена проводятся все эти «круглые столы» и прочие совещания представителей РПЦ и психиатров? Возможно, я параноик, но лично я не вижу в этом ничего, кроме попытки перетянуть на себя часть авторитета, заработанного другими людьми. Дескать, это не поп сам придумал, а совместно с психиатрами решил.

Я полностью разделяю положение современной психиатрии, согласно которой (см. критерии психического здоровья ВОЗ) сама по себе принадлежность человека к определённой религии (равно как и отсутствие такой принадлежности!) не может рассматриваться в качестве основания для постановки психиатрического диагноза.

Действительно, вера и религиозность — феномены достаточно сложные и многогранные, чтобы вместить в себя и болезненные и вполне здоровые проявления.

Но то, что происходит в отечественной психиатрии, выходит далеко за рамки простого принятия и признания права человека на свободу совести.

И здесь возникает второй важный вопрос: а почему сами психиатры позволяют втягивать в себя в сети религиозной пропаганды? Почему они не просто тихо верят и молятся по воскресеньям (в этом контексте я вполне допускаю, что человек способен достаточно сильно диссоциировать, чтобы на работе быть психиатром и лечить пациентов в русле подхода доказательной медицины, а в храме быть рабом божиим и считать, что на всё Его (тут с Большой Буквы, чтобы сохранить контекст) воля).

Вот, например, Василий Глебович Каледа, врач-психиатр, доктор медицинских наук, глубоко ныряет языком в анус РПЦ-шных иерархов:

«Понятно, что роль врача-психиатра доминирует в тех случаях, когда психическое расстройство очень выраженное. Когда человек находится в состоянии психоза с бредом и галлюцинациями, считает себя властителем мира или, наоборот, антихристом, или еще кем-то, — священника он не услышит. Он даже врача-психиатра не всегда слышит в такие моменты. Здесь главное — лечение, которое осуществляет врач.

На следующих этапах заболевания, если мы говорим с Вами про психозы, у человека часто возникают проблемы осмысления своего места в жизни, проблема понимания, почему он оказался больным, почему он в психиатрической больнице. И здесь, как раз, для него очень важно услышать слово священника о том, что болезнь — это не наказание за что-то, а крест, который надо нести. И когда человек это слышит от священника, то чаще всего он правильно воспринимает его слова.
»

Твою ж мать, чувак! Ты врач! Ты не пациент! Это нам можно нести бред, не тебе!

Ты всерьёз считаешь, что атеисту, иудею, буддисту, сатанисту или кришнаиту будет полезно послушать православного священника на выходе из психоза? Или фашизм в тебе уже настолько развит, что ты отказываешь перечисленным персонажам в праве называться человеком?

Как иначе, кроме попыток завоевать для себя новых прихожан, объяснить, например, приезд епископа Карасукского и Ордынского Филиппа в детскую психиатрическую больницу? Особенно вот этот кусок интервью:

«Приведу такой случай. Собрали детей на Таинство Крещения, начали читать чин оглашения, и как только начали освящать воду, то одна девушка (до этого на вид очень тихая и спокойная) вдруг начала бесноваться: бросилась на нас и выбросила таз с крещенской водой на землю. В течение всего Таинства очень много было буйных, и мы поняли, что в таких заведениях Таинства Крещения или Причастия совершать нельзя: разве только ради страха смертного.

Или еще случай: идем, окропляем детей святой водой, и вдруг одна девочка подбегает, хватает крест на шее у священника и начинает его кусать, еле ее оттащили, а другая просто обняла батюшку, плачет и ничего не говорит.

Поэтому мы в таких больницах всегда проводим беседу с детьми о православной вере, православных праздниках, раздаем иконочки, читаем с ними молитву «Отче наш» и окропляем их святой водой. Но там надо быть всегда осторожным и быть начеку.
»

Особенно хорошо видно лицемерие попа в следующем фрагменте:

«Если вспомнить прошлое, тяжелую ситуацию в нашей стране, то Церковь помогала этим детям просто материально: доставляли продукты, вещи, готовили одноразовые обеды. Да и сектанты были повсюду — слава Богу, в настоящее время в наших детских учреждениях их нет. Помимо детского отделения здесь находятся несколько корпусов и для взрослых, но с ними все намного сложнее. Я туда не хожу, только один раз был, когда вызволял оттуда выпускницу, детдомовскую девочку.»

Т.е. «раньше помогали материально», но, к сожалению, с этого не было никакого профита. Вот выбить с поля конкурентов и начать зомбировать самому — это да, это клёво. А привезти еду или приготовить что-то чуть более вкусное из имеющихся продуктов — пустая трата времени, ага.

Закономерный вопрос: а кто вообще туда его пустил? Нет, я понимаю, когда приезжает поп с грузовиком картошки или фургоном мяса — тут действительно встаёт какой-то моральный выбор: не сразу можно решить, что будет важнее для пациентов — эфемерная свобода совести или вполне материальная еда (а с едой в психушках всё довольно плохо) в обмен на несколько часов проповедей. Но когда речи о прямой пользе нет, на каких основаниях его вообще допустили к детям, тем более душевнобольным?

Государственная власть сливается с РПЦ уже достаточно давно и успешно и в других сферах, это ни для кого не секрет. Но в случае в психиатрическими больными цинизм взлетает до новых, совсем уж заоблачных высот. Ведь у многих из этих людей повышена внушаемость, отсутствует критика, и они не могут противостоять попам. Логичной была бы позиция государства, направленная на деклерикализацию психиатрии, чтобы люди, находящиеся в уязвимом состоянии, могли получить защиту от возможной промывки мозгов, но вместо этого…

Заведующий кафедрой и клиникой психиатрии Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга, главный психиатр Министерства обороны Владислав Шамрей отметил, что сегодня растут социально обусловленные психические расстройства. «Нужна большая просветительская работа, современным человеком востребовано слово Господне, и мы должны вернуться к своим истокам»

Минздав же вообще охренел окончательно и заключил Соглашение о сотрудничестве между Министерством здравоохранения Российской Федерации и Русской Православной Церковью.

Это событие как-то прошло мимо широкого внимания публики, поэтому позволю себе несколько интересных цитат:

«В рамках взаимодействия Русская Православная Церковь направляет в Минздрав России предложения: <…> по включению представителей Русской Православной Церкви в состав совещательных органов по подготовке проектов нормативных правовых актов, направленных на совершенствование правового регулирования в сфере охраны здоровья.»

Угу, так и вижу, как РПЦ-шники учитывают интересы Ахамада-мусульманина или Изи-иудея, ага. А уж про Василия-атеиста или Дарью-агностика я вообще молчу.

Кстати, а почему на Пастафарианская церковь? Нет, я серьёзно. Смотрите: Минздрав заключает соглашения с Церковью ЛММ и кормит, например, туберкулёзников тефтелями с лапшой. Не знаю, как в настоящих туберкулёзных стационарах, а в нашем психотуберкулёзном отделении из мяса была только капуста. А правильное питание для таких пациентов имеет очень важное значение… Раминь!

А вот — самый ахтунг:

«Стороны осуществляют сотрудничество по вопросам подготовки специалистов в сфере охраны здоровья. <…> проведения семинаров, курсов, учебных программ и прочих мероприятий в учреждениях высшего, среднего и послевузовского профессионального медицинского образования, направленных на формирование духовных основ профессиональной медицинской деятельности, в том числе по вопросам взаимодействия медицинских организаций с религиозными организациями Русской Православной Церкви;»

Т.е. психиатров, психотерапевтов, психологов ещё со студенческой скамьи будут готовить к тому, что нужно быть сговорчивыми в пользу одной, совершенно конкретной религиозной организации, ага.

Или вот:

«В рамках указанного сотрудничества Стороны взаимодействуют в целях создания условий для деятельности религиозных организаций по обеспечению осуществления на территории медицинских организаций богослужений, иных религиозных обрядов и церемоний (включая создание условий для оборудования религиозными организациями зданий (помещений в здании) для совершения богослужений и иных религиозных обрядов и церемоний), катехизаторской и просветительской деятельности, распространения религиозной литературы, аудио-, видеоматериалов и иных предметов религиозного назначения, благотворительной деятельности.»

Конечно же, речь идёт о правильных богослужениях, кого-надо-богослужениях. На практике простое желание дьяволопоклонника принести жертву в стенах психушки (а чо, тоже вполне себе богослужение) с таким подходом закончится помещением его в надзорную палату и «закалыванием» нейролептиками.

И, может быть, оно было и не плохо, если бы те же самые меры применялись и к желающему помолиться Иисусу, но нет. Все равны, но некоторые — равнее.

Но, может быть, я — белка-истеричка и напрасно нагнетаю, а православие действительно является мощным методом лечения душевных расстройств?

Вспомним, например, Юнга, который говорил о том, что не стесняется на определённом этапе лечения отправить больного к священнику. Или Франкла, который в качестве предельного основания своей логотерапии вводит концепцию личностного Бога (у него подразумевается именно Большая Буква).

Однако есть нюанс, который, как это часто бывает, меняет всю картину. Юнг, например, явно указывает, что использует такую интервенцию, во-первых, только с людьми, уже имеющими развитую и глубокую религиозность, во-вторых, использует её с осторожностью и только тогда, когда видит, что пользы будет больше, чем вреда, в-третьих, признавая важность духовного, оставляет за пациентом право не только обрести эту духовность в рамках того учения, которое ему ближе (включая, например, вполне себе светский гуманизм), но и вообще отказаться от такого обретения.

Франкл здесь более категоричен, он утверждает, что религиозный человек «глубже», но, тем не менее, он не призывает ломать материалистов с агностиками, перекрещивать в другую веру всяких буддистов с иеговистами и вообще не настаивает на конкретном образе этого самого бога.

С другой стороны, Кречмер, Хорни, Кандинский, Перлз, Бек, Фрейд и многие-многие другие (независимо от степени научной обоснованности их взглядов) специалисты в области психиатрии, психологии и психотерапии вполне себе обходятся без Бога или бога в своих воззрениях, что не мешает им достаточно успешно оказывать помощь людям.

Т.е. мы не можем утверждать, что религиозность и воцерковление является единственно возможным и единственно правильным методом работы с психическими расстройствами.

Но, может быть, не будучи единственным, этот подход является наиболее эффективным?

Это не так. На сегодня наиболее сильной доказательной базой обладает набор подходов, строящихся вокруг двух столпов: медикаментозной терапии (те самые нейролептики, антидепрессанты и прочее) и когнтитивной психотерапии (включая КПТ).

Про эффективность методов разговорного (психологического и психотерапевтического) воздействия будет отдельная статья, а сейчас мы попробуем рассмотреть вопрос эффективности религии в борьбе с неврозами и психическими заболеваниями.

Поиск по Кокрейну, крупнейшему источнику материалов по доказательной медицине выдаёт целых ноль результатов при попытке найти что-то, относящееся к православию. Пабмед более информативен: одна статья, посвящённая ущемлению репродуктивных прав женщин в России, и одна, описывающая связь религиозного фундаментализма с иррациональным мышлением. Что-то как-то не густо.

Мне не удалось найти корректных, методологически верных исследований (т.е. РКИ с двойным ослеплением), которые подтвердили бы эффективность православной терапии вообще и большую эффективность по сравнению с иными методами психотерапевтического и/или фармакологического воздействия в частности. Без ложной скромности предположу, что это не потому, что я не умею искать, а потому, что таких подтверждений просто нет (буду рад, если в комментариях читатели меня поправят).

Что же предлагют нам сторонники православной психотерапии в качестве подтверждения верности своего подхода?

А ничего. Вот, например, статья в журнале «Консультативная психология и психотерапия» (2011, № 3). В ней говорится следующее:

«По учению св. отцов, душа невидима, нематериальна, обладает сознанием и свободой. Прп. Иоанн Дамаскин в «Точном изложении православной веры» приводит определение души и ее свойств: «Душа есть сущность живая, простая и бестелесная; невидимая по своей природе телесными очами, бессмертная, одаренная разумом и умом, не имеющая определенной фигуры; она действует при помощи органического тела и сообщает ему жизнь, возрастание и силу рождения.

Ум принадлежит душе, не как что-либо другое, отличное от нее, но как чистейшая часть ее самой… Душа, далее, есть существо свободное, обладающее способностью хотения и действования; она доступна изменению и, именно, изменению со стороны воли, как это свойственно тварному существу. Все это душа получила естественно по благодати Создавшего, по которой получила и бытие, и определенную природу» [Иоанн Дамаскин, прп., с. 50].

Таким образом, душа обладает умом, волей и чувствованием, и, следовательно, сознание (включающее в себя мыслительный, чувствующий и волевой аспекты активности) является «продуктом» деятельности души, а тело, то есть мозг, «обслуживает», принимает на себя эту деятельность. Подобного мнения придерживался и известный ученый, профессор, доктор медицинских наук свт. Лука Войно-Ясенецкий [2006, с. 25]. Примерно так же считали блаженный Феодорит, свт. Григорий Нисский, свт. Иоанн Златоуст и другие св. отцы.
»

Там ещё много всякого бла-бла-бла, но ни слова о доказательной базе подобных воззрений.

А Сидоров П.И. д.м.н., профессор, академик РАН, Институт ментальной медицины, Северный государственный медицинский университет в своей заметке «Религиозный ресурс психиатрии и ментальной медицины» ведёт совсем уж оголтелую пропаганду РПЦ, перечисляя цитаты (зачастую вырванные из контекста) психиатров и учёных о важности религии и противопоставляя православие иным способам реализации духовных потребностей.

В своей работе в качестве доказательства эффективности такого подхода он ссылается на свою собственную статью (клёво!): Сидоров П.И. «Ментальная экология социальных эпидемий», опубликованную в журнале «Экология человека», 2014 — №1 — C. 37-48.

Саму статью мне найти не удалось, однако есть её abstract, который я позволю себе процитировать полностью:

«В статье выделены факторы и тенденции изменения ментальной экологии современного мира, нарастания аномии и пермиссивности, деформации личностной и социальной идентичности, приводящие к расширенному и неконтролируемому воспроизводству социальных недугов и зависимых расстройств, создающих угрозу национальной безопасности в виде социальных эпидемий. Описана структура и фрактальная онтогенетическая динамика синдрома деморализации. Обоснован синергетический подход к организации эффективного ответа в виде создания пилотной модели системного мониторинга и службы ментального здоровья, позволяющей обеспечить новое качество медико-психосоциодуховной защиты ментального здоровья нации и лечения ментальных недугов.»

Ни слова об эффективности, ни слова про РКИ, очередная духовно-скрепная жвачка.

Несколько статей о сабже опубликованы в «Московском психотерапевтическом журнале» (издание, претендующее на определённую серьёзность, ага). Мне удалось найти две из них — Т.П. Гаврилова — «Интеграция личности как цель психотерапевтической помощи верующим» (2007, №3) и Т. Флоренская — «Святоотеческое учение о страстях и психотерапия» (2003, №3).

И обе эти статьи не содержат ни доказательства эффективности православной психотерапии (психологии, психиатрии), ни сравнения её с другими подходами.

Почему же я тогда рассматриваю все эти публикации? А потому, что ничего более подходящего для наших целей (найти убедительное свидетельство действенности сабжа) просто нет.

Ну, не хотят наши ревнители православных ценностей в области мозгоправства провести такое исследование. Или не могут. В любом случае, это внушает (по крайней мере, лично мне) некоторые опасения.

В журнале «Критика и семиотика» (Вып. 7, 2004. С. 264-278) Новосибирского государственного университета О.Н. Лагута в своей статье «Исцеление души: метафорики сотериологии и науки» пытается «натянуть сову на глобус», говоря о том, что православие даёт некоторый понятийный аппарат, утверждая, что «метафоры способны достигать таких "пораженных участков" "внутреннего человека", которые обычно недосягаемы. Современный психотерапевтический текст-метафора строится по универсальной модели, образцом которой можно считать евангельскую притчу (некто сталкивается с определенной проблемой, которую он выбранным им образом решает или не решает), т. е. это своеобразный новеллистический способ репрезентации чего-либо.»

Для человека, хоть немного знакомого с психотерапией, понятно, что использование метафор, во-первых, не является изобретением православных психиатров, а, во-вторых, не является его исключительной прерогативой.

Впрочем, автор признаёт это:

«Чаще используются иные метафорические парадигмы. И. Г. Кутергина приводит несколько иллюстраций к применению метафорического метода в практике психологов, разработавших для нуждающихся в психологической коррекции целые системы специальных метафорических приемов, например, прием "семейной скульптуры", методики с применением метафорических объектов и метафорических текстов, которые, по сути, являются поведенческими метафорами обрядов. Например, "Семейная скульптура" - метафорическое гротесковое отражение позиций членов семьи по отношению друг к другу, а также дистанций между ними и динамики взаимоотношений. Психолог просит каждого из членов семьи поставить своих близких так, чтобы это пантонимически отражало их взаимоотношения и устремления (при этом инструкции психолога максимально неконкретны и содержат минимум референтных признаков). Сначала "семейную скульптуру" ваяют все участники эксперимента по очереди, а итоговую, диагностирующую, композицию уже делает сам врач. Как свидетельствует автор этого приема, "в результате могут получиться очень меткие картины".»

Собственно, у меня возникает один вопрос: метафоры — это клёво (тут у меня возражений нет), но почему из всех доступных метафор следует использовать именно православные (и вообще христианские)?

Ещё один странный пример: статья «ПРАВОСЛАВНОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ ПРАКТИКА ФОРМИРОВАНИЯ ДУХОВНО ЗРЕЛОЙ ЛИЧНОСТИ», опубликованная в журнале «Гуманитарные и педагогические, естественные и технические науки» (нехило так замахнулись, да?) Чувашского государственного университета (гусары, отставить шутки про Мусохранский заборостроительный!) за авторстовм Г.С. Дулиной.

Г-жа (или правильнее раба божья?) Дулина пишет:
«Материал и методика исследований. Для достижения указанной цели был при- менен комплекс теоретических методов исследования, включающий анализ философ- ской, психологической, научно-методической литературы по теме исследования, методы теоретического анализа и синтеза, абстрагирования и конкретизации».

Чем сразу же пресекает возможность рассмотрения данной статьи в качестве возможного доказательства эффективности этого самого православного консультирования, ибо нет ни рандомизации, ни контрольной группы, ни, честно говоря, вообще чего-либо. Сплошное бла-бла-бла.

Когда меня в универе напрягали писать статьи за зав.кафа, я тоже подобную пугру гнал. Зато на половину пар можно было не ходить :)

«Смысл работы православного психолога с человеком в том, чтобы подготовить его к общению со священником,» — пишет Дулина.

Ну, офигеть крутяк, да! Вот именно это мне и нужно, чтобы меня к общению со священником подготовили! Не помогли решить мои проблемы, нет, не помогли справиться (или хотя бы жить в относительном комфорте) с болезнью, это всё фигня! Нет, блин, готовность общения со священником…

Хотя, возможно, ещё лет пять такого курса Минздрава, и это действительно будет важным скиллом. Так и вижу рекламу: «Православный психолог научит общению со священником. Как избежать двушечки — практические рекомендации».

Продолжение следует.



   
Tags: Жулики, Попы, Православие, Психиатрия, Психотерапия
Subscribe
promo ya_schizotypic august 12, 2016 16:22 25
Buy for 10 tokens
… или пост-прейскурант. Вот я и восстановился до того уровня, когда я могу его написать. Кратко, суть поста: предлагаю услуги психоконсультанта. Всё-таки препараты, поддержка К., психотерапия и постоянные самокопания отодвинули меня от первоначального состояния настолько далеко, что я могу…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 22 comments