Псих-консультант (ya_schizotypic) wrote,
Псих-консультант
ya_schizotypic

Другой психотерапевт

Кто как проводит новогодние праздники. Я, вот, например, 31-го ходил на психотерапию. Несколько дней назад М., подруга К. по универу, посоветовала мне своего психолога (она именно психолог, не психиатр и не психотерапевт), гештальтиста.

Я сейчас как раз читаю Перлза, замечаю за собой использование каких-то его фишек в работе с клиентами, и мне безумно интересно было бы попробовать себя в роли клиента при работе в рамках этого подхода.

В общем, списался я с этой гештальтисткой, договорился на сеанс 31-го и поехал. Первое, что меня поразило — она опоздала. Второе — наш сеанс начался с совместного перекура (она тоже курит). Наш человек, нарушает этику работы и не парится. Это обнадёживало.

В кабинете она поставила условия работы: я должен был убрать телефон, чтобы не смотреть на время, а также перестать прятаться за рюкзаком. Интересно. Неприятно, но интересно. Я согласился.

Мы довольно много беседовали. Я рассказал ей обо всём: о родителях, о том, что меня четыре, о том, что не умею ничего, но при этом парадоксально занимаюсь психоконсультированием (не самая простая штука), выставляя в процесс какую-то субличность (честно говоря, даже не знаю, кого именно), который кто угодно, но только не настоящий я. Про сложности в социальной адаптации, про Нюф-Нюфа, про ненависть к автомобилям и даже про свои кредиты.
Она слушала, задавала вопросы, просила рассказывать о чувствах, но это не был гештальт: это была психодинамика (поскольку мы копались, в основном, в детско-родительских отношениях, выискивая там корни моих проблем) с элементами из эго-психологии, трансактного анализа, КПТ-шки и, конечно же, самого гештальта. Но основа, повторюсь, именно писходинамическая. Вообще, по стилю работы она похожа на Форвард.

Я совсем потерял чувство времени. Оказалось, что вместо положенных 45 минут мы просидели 3 часа. В самом начале я сказал ей о том, что денег у меня только на один час, но всё равно чувствовал себя как-то неловко. Однако всё обошлось.

Что выяснили:

1. По её словам, я, скорее не психиатрический больной, а «странный человеческий феномен».
2. Весьма вероятно, что в детстве было либо насилие, либо некое действие, которое я воспринял как насилие.
3. Она сказала, что «испытывает гнев по отношению к моим родителям» и хочет видеть сестру, чтобы посмотреть, как другой ребёнок в таких условиях выкручивался.
4. Она подозревает наличие пятой субличности, которая скрыта от остальных. (Я тут с ней не согласен. Мы тут не согласны).
5. Диссоциация — клёвая штука!
6. Она немного тянула меня в свою секту, предложила отучиться в каком-то Институте гештальта (понятия не имею, что это за контора).
7. Покупка Нюф-Нюфа — самое правильное вложение денег, которое только можно было сделать для моего лечения.

Во время сеанса она ни разу не поддалась на мои неосознанные провокации и не ушла за мной в такие приятные и клёвые интеллектуальные споры о психологии и психиатрии, она вцепилась в фокус и держала его, несмотря на всё моё сопротивление.

В качестве стратегии работы со мной она видит адский микс из психодинамики, гештальта, трансактного анализа и, внезапно, индериктивного эриксоновского гипноза.

Ещё она сказала, что не уверена, хочет и сможет ли работать со мной. Равно как и я — не уверен, что хочу и могу работать с ней (меня колбасит туда-сюда в этом вопросе, сейчас расскажу, почему). Мы договорились о том, что «кто первый определится, напишет другому».

Это тоже дикое нарушение этики взаимодействия клиента и терапевта, но я на него согласен, т.к., ИМХО, в рамках этических требований к работе с психотиками меня пофиксить невозможно.
Ну, и самое страшное: в отличие от моего первого терапевта, она работает не с интеллектом, а с эмоциями. С ней нельзя получить такое клёвое осознание, не даст она и ссылок на полезную литературу, не объяснит сложности какой-нибудь хитровыдуманной теории. Она идёт в эмоции.

Под конец сессии она «выразила сочувствие моей субличности-ребёнку». И меня порвало. Накрыло. Заколбасило и распидорасило. Я злился, испытывал облегчение, вину, презрение к себе и какое-то удовольствие одновременно. Я чуть не разрыдался. Я всегда рекомендую своим клиентам не прерывать плач, если он начинается во время сессии, но сам заплакать не стал. Но лицо перекосило, голос задрожал, и губы скривились. Я беззвучно рыдал несколько десятков секунд. Мне было плохо. Это был пиздец.

Я ушёл оттуда в совершенно разбитом состоянии. Я не мог собраться весь день, часть из которого тупо проспал, поскольку устал так, как не уставал за 48-часовые смены на первой работе. Я был абсолютно выжат и опустошён.

А сегодня неожиданно для себя я поругался с матерью, высказав ей кучу претензий. И втянул в эту ругань К. и сестру. И только под конец понял, что это было: я отыгрывал вовне.

Как пишет Мак-Вильямс, «впервые выражение “отреагирование” появилось в психоаналитической литературе при описании действий пациентов вне офиса, когда их поведение реализовывало чувства, направленные на аналитика, но которые пациент боялся испытывать или допустить в сознание, особенно в присутствии аналитика».

Я ругался не с матерью. Я ругался с ней, с этим терапевтом. Я выражал злобу на сочувствие. Я наказывал её за хорошее отношение к себе.

Блин, как же я нарушен! С другой стороны, это самое отыгрывание относится к защитам высшего порядка, в то время, как обычно я пользуюсь более примитивными защитами — диссоциацией, всемогущим контролем и прочими подобными. И тот факт, что я использовал более зрелую защиту, говорит о том, что я стал немного более здоровым.

В итоге мы за эти три часа сделали только одно: сформулировали запрос. Он звучит так: «у меня есть три варианта действий:
1. Повеситься или иным образом лишить себя жизни. Но я обещал К. не делать этого, и не хочу нарушать договор. Не знаю, почему, но для меня это важно.

2. Задолбиться нейролептиками, наесться амфетамина и пойти на самую примитивную работу, на которую возьмут. Но я боюсь этого варианта: я там уже был. Я не боюсь смерти физической, но я боюсь смерти ментальной, которая будет в этом сценарии. Я понимаю, что, шагнув туда, я не буду жалеть, там просто нет такой штуки, как сожаление. Но это — там. А принять решение нужно здесь.

3. Прокачаться в психоконсультировании, получить формальное образование и заниматься этим, зарабатывая себе на жизнь, как это делает, например, она. Но я не верю в осуществимость такого варианта. Я просто не успею выйти на нужный уровень дохода до того, как у меня закончится имущество, которое я могу продать, и мне будет нечем кормить себя и Нюфыча.

Собственно, нужно сделать выбор. Но не просто сделать, а сделать так, чтобы, выбрав один вариант не оглядываться назад, не жалеть и не метаться». Вот такой запрос.

Буду ли я с ней работать дальше? Не знаю. Как уже писал выше, моё мнение ещё не устоялось, оно прыгает от «вау! Эмоциональный терапевт! Она-то мне и нужна» до «нафиг мне вообще это нужно».

Но, в любом случае, как бы там ни было, я сумел подсмотреть у неё несколько интересных приёмов и технических фишек. Так что, деньги были потрачены не зря (насколько вообще возможно говорить о целесообразности траты денег на меня).



   
Tags: Лытдыбр, Психотерапия
Subscribe
promo ya_schizotypic august 12, 2016 16:22 25
Buy for 10 tokens
… или пост-прейскурант. Вот я и восстановился до того уровня, когда я могу его написать. Кратко, суть поста: предлагаю услуги психоконсультанта. Всё-таки препараты, поддержка К., психотерапия и постоянные самокопания отодвинули меня от первоначального состояния настолько далеко, что я могу…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 48 comments