Псих-консультант (ya_schizotypic) wrote,
Псих-консультант
ya_schizotypic

Звонок

Честно говоря, на написание этого поста меня вдохновила К. Она утверждает, что нижеприведённые переживания неплохо так раскрывают мою психотичность и даже свидетельствуют о наличии у меня бредовой концепции. Я с этим не согласен и искренне считаю, что всё это нормально и ни в коем случае не свидетельствует о наличии у меня проблем с психикой (в отличие от, например, предыдущего поста). Так что тут одно из двух: либо у меня "нет критики", либо она неправа. Судить - вам :)

Итак, сегодня был обычный день. Я никого не трогал, спал, видел сны, в которых я был одновременно маленькой девочкой, её старшим братом лет десяти и собой - юношей около двадцати лет (в "реальности" мне, вроде бы, 30, но я этого совершенно не ощущаю). Раздался телефонный звонок, я по своему обыкновению хотел было уже не брать трубку, но... звонил отец. Разговор с ним я пытался оттянуть уже давно, в частности, вчера вечером я явно ощущал, что пора ему позвонить и сдаться, но из-за дикого страха, который охватывает меня при разговорах с ним, я отказался от этой идеи. Я не особо верю во всякую там мистику, но иначе, как "предчувствием" я это назвать не могу.

Вообще, у меня есть рациональное объяснение: мне кажется, агенты отца уже сообщили ему о том, что я выписался из психушки, и он решил позвонить, чтобы в своей обычной манере подловить меня на лжи (я солгал ему тем, что не отчитался о выписке немедленно, по факту свершения этого события). Я знаю о том, что он следит за мной, что у него есть доступ чуть ли ни к моим мыслям, что его многочисленные знакомые составляют своего рода агентурную сеть, и ни одно моё передвижение не остаётся для него тайной, и оно, безусловно, знает о том, что я больше не лежу в психушке. Соответственно, он знал о том, что я выписался, и вопрос о том, когда он позвонит мне с требованием раскрыться, фактически сводился к вопросу о его терпении и великодушии - сколько времени он даст мне для того, чтобы я сам ему всё рассказал. Так как я его, в общем-то, знаю, я на бессознательном уровне рассчитал, что речь идёт о сроке порядка недели, и соответственно, чем ближе подходило окончание этого срока, тем сильнее возрастала моя тревожность, тем более отчётливо я ощущал приближение конца.

Так вот, на определителе номер высвечивался телефон отца, я понял, что лучше мне взять трубку, чтобы не порождать ещё один слой лжи, придумывая оправдание тому, что я не ответил. Он не поздоровался, что уже меня насторожило. Он был явно в своём "психопатическом" состоянии - злой, задорный, в азарте охотника. По тону я понял, что случилось страшное: он начал применять свою излюбленную тактику - зная истинное положение дел, он даёт "жертве" удобные возможности начать врать, как будто верит в это, провоцирует на развитие лжи, после чего предъявляет претензии за то, что ему врут, после чего следует наказание.

Но и я не лыком шит! За много лет проживания с ним я изучил его схему, я знаю, что единственным способом уцелеть в этом является игнорирование провокаций: каким бы ни казался удобным момент для того, чтобы представить свою версию событий (ту, которая удобна мне), ни в коем случае нельзя врать, даже в мелочах: он в любом случае знает, как всё было на самом деле, он знает не только интимные подробности о тебе, он даже "знает" твои мысли (у него талант "просчитывать" людей). Поэтому я дал себе установку не врать. Это ужасно сложно, ведь правду сказать тоже нельзя - ведь, если говорить честно, я ужасно виноват перед ним, и раскрытие правды неминуемо будет означать наказание.

В этом смысле я разрываюсь. С одной стороны, я понимаю, что он знает о каждом моём шаге, что это фарс не может длиться бесконечно, и рано или поздно будет суд, на котором мне придется ответить за все свои уловки и увёртки. Но, с другой, я очень боюсь этого, ибо список моих проступков перед ним огромен, и наказание будет ужасным. Я предал его, предательством отплатил за великую жертву, равной которой, наверное, не было в новейшей истории, и гнев его будет страшен.

Поэтому обычно я использую тактику избегания: просто стараюсь не попадаться в его поле зрения, надеясь, что это на некоторое время отодвинет время расплаты. Собственно, последние лет восемь-десять я этим и занимаюсь. И чем дальше, тем больше разрастается мой список проступков, тем страшнее будет наказание. Но, понимая и осознавая всё это, я в то же время не могу решиться сдаться. В моей голове буквально живут два разных человека.

Один, разумный, рациональный и честный, считает, что нужно скорее прекратить всё происходящее блядство, покаяться, понести заслуженное наказание и начать процесс искупления. Немного поясню для тех, кто не знаком с моей семейной историей. Я родился слабым болезненным ребенком. Врачи ставили под сомнение мою способность ходить, моё выживание и нормальное развитие. Вообще говоря, рациональнее было бы убить меня ещё в роддоме, но отец проявил великодушие. Ценой невероятных усилий и лишений он нашел специалистов, которые меня выходили, поставили на ноги и позволили существовать. Более того, когда я немного повзрослел, отец понял, что я - не его сын. Не по генам (хотя, возможно, и в этом аспекте тоже, я не делал экспертизу), а по сути. Его сын должен был быть смелым, отважным, быть несгибаемым лидером, умным, хитрым, грозой сверстников и мечтой девчонок. Вместо этого получился я: плаксивый, трусливый, глупый интроверт, сторонившийся социальной жизни, не интересующийся нормальными для мальчишек вещами: оружием, автомобилями, драками, местом в социальной иерархии. Хуже того, я был похож на мать. На женщину, которую он презирает и ненавидит всю свою жизнь. Фактически, первой его жертвой для меня явился сам процесс зачатия: он пожертвовал свое драгоценное семя, потратил его на эту женщину только для того, чтобы я мог жить. Это было ужасно: потратить себя, такого совершенного, сильного, доминантного на неё - слабую, глупую, неприспособленную к жизни и неспособную ни на какие свершения. Но он пошёл на это для меня, для того, чтобы я мог образоваться и нести его суть дальше в веках. Это великая честь, но и великая ответственность, с которой я совершенно не справился. Но он не убил и не замучил меня, проявив просто нечеловеческое великодушие.

Чем старше я становился, тем более ясно становилось, что оправдать надежды отца у меня не выйдет. Я был (и остаюсь) трусом, мне был чужд спортивный азарт, я никогда ни в чем не был лучшим, мной нельзя было гордиться, я боялся драк и сверстников, у меня были ужасные проблемы с техникой и мелкой моторикой. Фактически, я не смог перенять ничего хорошего от отца. Его это, естественно, злило, он страдал. Страдал от того, что тот, кто объявлен его сыном, наследником, в действительности не унаследовал ничего, и не имеет право носить это гордое звание. Отец пытался меня как-то стимулировать: ругал меня за проявления трусости и слабости, иногда даже бил (не сильно, но достаточно для того, чтобы я понял, что веду себя неправильно), честно и прямо говорил мне, что "ты такой же беспонтовый, как твоя мать, ни украсть, ни покараулить". Но всё было не впрок. Я так и не смог стать тем, кто мог бы заслуженно называться его сыном.

Чтобы хоть как-то попытаться сделать из меня человека, он пошёл ещё на одну жертву: не стал разводиться с матерью. Я представляю, чего ему это стоило: жить с недостойным сыном и презираемой женщиной, которая это породила. Но дальше - больше: чтобы обеспечить выживание этих существ в сложные времена, он вынужден был работать без сна, отдыха, постоянно подвергать свою жизнь опасности, гробить здоровье и во всём себе отказывать.

Он даже был готов принять меня, если я стану похожей на мать (он никогда не воспринимал меня как мужчину, и мне удобнее говорить здесь о себе в женском роде), но я и этого не смогла. Моя мать, при всех её недостатках, имеет некоторые свои женские добродетели: она классическая клуша, способная ухаживать за детьми, устраивать быт, поддерживать чистоту и т.д. Но и достойной дочерью я тоже не стала. Мать ненавидела и одновременно боготворила, боялась отца. И когда мне исполнилось около четырёх лет, стала винить меня в том, что я перенял(а) некоторые его негативные его качества. "Ты такой же долбанный псих, как твой отец!", говорила она. Ах, если бы! Если бы я был таким же: бесстрашным, сильным, способным постоять за себя и своих близких, не знающим усталости и условностей моральных норм, если бы я был способен с одним гаечным ключом уничтожить целую вооруженную банду, как это делал мой отец, если бы я мог выдернуть голыми руками батарею отопления, как это делал он! Но нет, все мои приступы ограничивались разбрасыванием нетяжелых предметов. Как мне хотелось, подобно отцу одним точным ударом выбить тяжелую дверь, в припадке ярости пробить кулаком стену, защищая себя легко оторвать голову соседскому мальчишке, но мои слабые мышцы не давали нужного эффекта никогда: слепая тупая ярость в моём исполнении была, скорее, жалкой, чем страшной. Отец пытался это исправить, он заставлял меня ходить на различные занятия по боевым искусствам, но в силу моей бездарности толку с этого не было никакого. Он пытался научить меня подтягиваться, много раз показывал, как это делается, но я, в силу собственной ущербности, никогда не мог повторить эти незатейливые движения...

Здесь следует прерваться и напомнить читателю о том, что во мне уживаются как бы две личности. Первая, честная, логичная и рациональная частично описана выше. Вторая же - её прямая противоположность: она абсолютно лишена логики, она управляется странными хотелками и совершенно не считается с принципом реальности. Более того, она абсолютно лишена не только морали, но и элементарной человеческой совести. Однажды, находясь в режиме второй личности, я шёл с К., рассуждая об этих попытках научить меня подтягиваться. И тогда пришел к странному выводу о том, что дело не в моей ущербности, а, якобы, в неправильной методике: дескать, нельзя было просто заставлять маленького ребенка беспомощно трепыхаться на турнике, мол, нужно было давать нагрузку постепенно, начинать с отжиманий и поднятия нетяжелых гантелей... Вздор! Но, раз уж взялся описывать всё честно, продолжу. В режиме этой второй личности я позволяю себе собственные желания, хотя абсолютно не заслужил этого права. Ну, какие могут быть собственные желания, когда долг перед родителями ещё не выплачен. Сейчас я это понимаю, но беда в том, что меня переключает в этот странный режим, и мир меняется. Реально, меняется всё: мышление, мироощущение, даже набор воспоминаний. Находясь в разных режимах функционирования, я помню разные вещи. Причем, мне кажется, что оба этих набора воспоминаний реальны и действительно имели место.

Вдумчивый читатель может сказать: "Раз ты понимаешь иррациональность и неприемлемость своего альтер-эго, просто избавься от него, задуши его в себе!", и будет, несомненно, прав. Логично, блин! Но беда в том, что я не могу справиться с этим в себе. Более того, я большую часть из своих биологических тридцати лет пытался её задавить. Я всеми силами старался убить в себе всякое желание, подавить импульсы, на которые не имею права, уничтожить эмоции... Но у меня не получилось.

Хуже того, именно эта, вторая, личность установила взаимодействие с К. В принципе, это логично, ведь мне нельзя этого делать. Если быть до конца откровенным, при установлении этой связи я нарушил, во-первых, запрет отца на эмоциональную привязанность к женщине, а, во-вторых, подвергаю эксплуатации саму К. Она, конечно, это отрицает, и пытается представить нашу связь как полноценную и обоюдовыгодную, но я-то всё понимаю...

Вернёмся к первой, понимающей и разумной личности. Она-то осознаёт, какие страдания пришлось вынести моим родителям для того, чтобы я, мудак, сейчас имел возможность писать этот тупой текст. Да-да, речь идёт именно о родителях, во множественном числе. Мать тоже страдала, не меньше отца, будучи вынужденной жить с ним в браке и работать (пусть и менее результативно в силу своих более чем скромных способностей), чтобы кормить меня-урода. Мать страдала в этой семье, она, как мне кажется, понимала своё несовершенство перед отцом, и испытывала чувство вины за то, что портит собой его жизнь. Более того, она пыталась уберечь меня от этого знания, когда я её напрямую спросил, так ли это, она, чтобы уберечь меня, всячески отрицала очевидное, утверждая, что никогда не чувствовала себя неполноценной на его фоне. Благая ложь, но неубедительная.

А потом они, не выкинувшие меня на мороз в детстве, кормившие и одевавшие меня, несмотря на то, что я явно этого не заслуживал, тратившие на меня своё время и силы, терпевшие меня на своей территории (я бы только из-за одного запаха выбросил бы этого маленького урода подальше от жилых массивов!), совершили ещё один акт самопожертвования: перевезли меня из родной деревни в крупный город и "поступили" в хорошее учебное заведение. Для этого им пришлось пройти все круги ада! Отец подвергался риску для жизни и угробил здоровье, мать тоже напрягала все силы. Они кормили этого великовозрастного кретина, пока он "учился", хотя в глубине души понимали, что толку с этого не выйдет.

Если бы я был честным человеком полностью, не имел бы в своем составе эту иррациональную, но, как и всякий сорняк, очень сильную вторую личность, я бы довел свои попытки самоубийства до логического завершения, чем не искупил бы вину перед родителями, но принёс бы им несказанное облегчение. Вы только представьте, каково это - жить, зная, что где-то по земле бегает странное отродье, носящее твою фамилию, позорящее семью, претендующее на то, что оно - твоя плоть и кровь. Это осознание довело мать до депрессии (клинически подтвержденный диагноз) и отца до психотических эпизодов.

Но я не являюсь честным человеком. Точнее, не так: во мне есть честный человек и мерзкое эгоистичное животное. И это животное в последнее время берет верх гораздо чаще, в результате чего я (как физический объект) стал в последнее время вести себя, как полный урод. Я перестал выплачивать кредит, взвалив это бремя на отца (хотя обещал, что буду платить сам в счет уплаты того огромного долга, который я сформировал, объедая его и лишая принадлежащих ему по праву радостей), я брал несколько раз деньги у матери. Не могу сказать, что это началось только сейчас, я и раньше поддавался действию этого животного во мне: я позволял себе покупки, я купил смартфон, палатку и велосипед (вещи, совершенно не являющиеся необходимыми), зная, что мать отказывает себе в походах в парикмахерскую, а отец вынужден долгое время подвергать себя опасности, управляя автомобилем с неисправными элементами.

Но в последнее время я чувствую, что теряю остатки разума: зверь всё чаще берет верх во мне, я ем мясо (мясо, блядь, оно же, сука, дорогое!), я живу, пью дорогущие лекарства, вместо того, чтобы перечислять эти деньги родителям. Самое ужасное: мне кажется, что К. подогревает эту нездоровую тенденцию во мне, я прям физически ощущаю, как она поглаживает это животное и уничтожает остатки моего разума. Она объясняет это всякой чушью из психологии, но, если быть до конца откровенным, я должен признать, что всё это ерунда. Я не знаю, что будет дальше: я или возненавижу её, или окончательно потеряю остатки разума и совести. Тяжёлый выбор, я не знаю, что делать. Мы все, втроём, не знаем, что делать. Я говорил ей об этом, но она не меняет своего поведения. Иногда мне кажется, что она издевается надо мной, поддерживая худшее во мне (хотя во мне, если говорить откровенно, вообще всё - худшее, но она умудряется найти самую мерзость и поощрять её).

...Так вот, утром я находился в режиме мерзкого животного. Я нагло спал, полностью поддавшись соблазнительной неге и начисто забыв о своём долге перед родителями. Блядь, раз уж не могу помочь, мог бы хотя бы лишить себя сна, чтобы не жить лучше них, они-то не могут спать из-за меня. Но я отвлёкся. Номер на определителе отрезвил меня и переключил в режим разумного существа. Какая же это радость! Какой восторг - проснуться, выйти из комы, восстановиться после безумия и снова, пусть на время, обрести разумное понимание жизни.

Щемящее чувство тревоги и подавляющая вина захлестнули моё тело. Мне захотелось себя убить, я даже стал осматривать квартиру в поисках удобных инструментов для этого, но тут во мне снова стало набирать силу мерзкое животное. Вот бы избавиться от него! Вот бы стать окончательно свободным и честным!.. Я поднял трубку и услышал обвиняющий голос отца. Он не высказал конкретных претензий, но я понял, что ему известно о моей выписке и о том, что я провалил миссию по получению инвалидности. Какое же я ничтожество! Я опять подвёл семью! Я не могу работать, я имею наглость тратить деньги на себя, и я не смог получить инвалидность, чтобы хотя бы пенсией оправдывать свое жалкое существование.

Отец спросил меня о том, что я планирую делать с работой. Логичный вопрос. Не для того он терпел меня все эти годы, чтобы я сейчас технично съехал с темы и перестал выплачивать свой долг. Мне захотелось разбить голову о батарею. Мне захотелось, чтобы он, наконец, приехал и свершил правосудие - подвесил бы меня за ржавый толстый крюк, пронизывающий стопы, вниз головой в тёмном гараже, поместил бы в пакет, чтобы я имел возможность вдыхать свои нечистоты, как ему приходилось когда-то терпеть мою вонь, сделал бы надрезы, чтобы я захлёбывался в собственном гное и питался им же, раз уж я такое блядское создание, что не могу отказаться от еды в пользу долга перед родителями, медленно, по миллиметру, отрезал бы половой орган, ведь под влиянием генитальных импульсов я уже два раза предал интересы семьи. Боже, как мне хотелось этого, но мерзкая обезьяна во мне снова перехватила управление, и слова о помощи застряли в горле.

Страх, липкий зловонный страх, парализовал разум. Как же я ненавижу себя за свою трусость! Ведь во мне же есть честность, правда, мне так хочется воткнуть себе в ноги и руки арматуру, разрезать щёки, вырезать кожу на груди, прийти к родителям и сказать: "Видите, я честен с вами!" Но я знаю, что я - трусливое ничтожество, я никогда не решусь на это.

Отец спросил меня о том, что я думаю насчет таблеток. Он знает мои планы. Он знает, что я не слушаюсь врача и смею подбирать себе схему лечения самостоятельно. Он обо всём знает! Я обсуждал это только с К... Интересно, это она ему рассказала? Если да, то, может, они заодно? Может, она - его орудие возмездия. Может, она специально выманивает из меня зверя, чтобы потом его убить? Как же мне хотелось бы, чтобы это было правдой! Я не хочу, я отказываюсь верить в то, что она - помеха на пути моего совершенствования, препятствие, которое мне нужно устранить, чтобы искупить свою вину! Она хорошая! Она не может быть плохой! Она не может быть против того, чтобы я выплатил долг, тут должно быть что-то ещё! Что-то чего я не понимаю, что-то, что может всё объяснить...

Потом он потребовал предоставить данные о моём текущем местонахождении. По его голосу было понятно, что он знает всё. Он знает, что я живу с К. (что он мне прямо запрещал), что трачу его деньги (ведь я мог бы жить скромнее, а разницу отдать ему), что я имею половые сношения (т.е. нарушаю ещё один Великий Запрет). Я не ответил. Я просто не мог найти слов, выражающих моё ничтожество. Он милостиво позволил мне молчать. Но тут я совершил ещё одну непростительную наглость: я напомнил ему о своём долге перед банком, который он, милостью своей, обещал погасить. Когда я закончил говорить, я осознал, что же я наделал и приготовился к наказанию, но отец был великодушен, он просто перевёл тему.

Разговор закончился. Я начал судорожно прорабатывать что-то, уже не помню, что...

Конец будет несколько скомканным. Тут нужно описать, что со мной происходило уже при написании текста. Я отвлёкся от него, пошел к К. Начал нести какой-то бред про свое амбивалентное отношение к ней, про то, что она поощряет во мне худшее, про что-то ещё... Воспоминания ускользают от меня, поэтому не ждите связного повествования, пишу, пытаясь ухватить за хвост остатки мыслей и ощущений, каждая буква, которую я печатаю, требует времени, во время которого множество мыслей и ощущений тонут в памяти. Мне жаль, что я так медленно печатаю...

В общем, в какой-то момент стены комнаты стали жидкими... К. стала говорить про то, что она согласна со мной, что действительно не стоит меня кормить и позволять заниматься сексом, пока не выплачу долг родителям... Я подумал, что наконец-то она меня понимает, тогда мне это казалось разумным и правильным... А стены, шкаф, диван и прочие элементы обстановки колыхались. Я потерял форму, тело не имело границ, я был жидкостью, колыхающейся в комнате... Я-жидкость сливалось с жидкостью-стенами и жидкостью-полом... Время перестало существовать. Точнее, оно было, но я не был ограничен моментом "сейчас", я мог свободно плавать из него вперед и назад, я-жидкость стал испаряться и растворяться в жидкости-пространстве, очень хотелось ткнуть пальцем в стену, чтобы увидеть колебания... но пальцев не было. Я утратил свойство предметности...

Мы о чём-то говорили. Забавно, ещё минут 20 назад я помнил, о чём, но сейчас это совершенно стёрлось из моей памяти... К. что-то объясняла мне, троллила меня, но я не понимал, что это троллинг. Картинка смазывалась, я ощущал своё единство в волнообразных колебаниях с обстановкой... Потом К. дала мне 400 мг. "Лимипранила". Я помню, что обещал ей, что соглашусь его принять по первой просьбе, даже если мне будет казаться, что в этом нет никакой необходимости. Я выпил. Потом было ещё что-то, что невозможно описать словами, это опыт вне концепций, понятий и ощущений, это единство с происходящим, это растворение себя в мире и мира в себе, это утрата границ, я не мог с уверенностью сказать, где заканчиваюсь я и начинается внешний мир, где заканчивается один предмет, и начинается другой...

Не помню, что было дальше, и сколько прошло времени, но постепенно разлитые воды стали превращаться в гели, вернулись колышущиеся стены, я почувствовал тело, тело из гелеобразной субстанции... Нога отвалилась и растеклась по полу... Рука упорно не хотела прирастать, то появляясь, то исчезая... Мы о чём-то говорили... Долго... Мысли стали возвращаться, ушло ощущение пустоты в голове, в то же время появилось ощущение себя-сознания. Текст, написанный выше, стал казаться бредом, чужим содержимым, неизвестно как оказавшимся внутри... Проявлялась предметность тела... Сейчас я сижу, набираю этот текст, и мне страшно перечитать то, что набрано выше. Это не моё, это что-то неизвестным образом возникшее во мне... Я заканчиваю пост, жду, когда "Лимипранил" погрузит меня в состояние интеллектуального и эмоционального отупления... И испытываю восторг: ура, я вернулся в себя, чужой разум убрали, меня вернули, я снова хозяин своим мыслям и своему телу...




   
Tags: Шиза
Subscribe
promo ya_schizotypic august 12, 2016 16:22 25
Buy for 10 tokens
… или пост-прейскурант. Вот я и восстановился до того уровня, когда я могу его написать. Кратко, суть поста: предлагаю услуги психоконсультанта. Всё-таки препараты, поддержка К., психотерапия и постоянные самокопания отодвинули меня от первоначального состояния настолько далеко, что я могу…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 15 comments