Псих-консультант (ya_schizotypic) wrote,
Псих-консультант
ya_schizotypic

Отчёт за прошлую неделю — 3

Завершая цикл отчётов за крайне продуктивную прошлую неделю, хочу рассказать о двух событиях: психологической интервенции К. и публикации поста на Dirty.ru

Оба они могут показаться тривиальными здоровому человеку, но, с другой стороны, для меня они имеют огромное значение.

Интервенция — 2: Знакомство К. с матерью

После мегауспешной интервенции, проведённой в субботу, в результате которой К. познакомилось с моим отцом, а у меня что-то настолько сильно перещёлкнуло в голове, что мои сублиности даже задумались о возможности объединения, мы с К. решили развить эту тему и устроить ещё одну интервенцию — её знакомство с матерью.

Здесь нужно сказать, что в отношении матери моя бредовая концепция несколько сгладилась за последние годы. Пока я ещё жил с родителями, она была гораздо сильнее — мне казалось, что мать следит за мной (хотя, с другой стороны, такие факты, как проверка карманов, могут говорить в пользу того, что это опасение не носило характера бреда), но со временем я как-то перестал бояться её настолько сильно.

Вообще, в детстве отношения с матерью у меня были более близкими, чем с отцом. Возможно, потому, что она не расшвыривала мебель, не выламывала в аффекте двери, утверждая, что домочадцы не хотят её пускать, не ломала стены с криками о том, что сейчас всех поубивает, как это делал отец.

Она просто мирно рыдала и причитала. Постоянно использовала меня как жилетку, рассказывая о том, как всё плохо, как тяжело ей с отцом, как нам скоро будет нечего есть, и вообще скоро придётся побираться.

И хотя сейчас, имея те знания, которые я накопил за последнее время, я понимаю, что подобные причитания — не менее психотравмирующий фактор для ребёнка, чем аффективные приступы отца, в детстве она мне казалось более безопасной. По крайней мере, она ни разу не швыряла меня через всю квартиру.

В общем, отношение к ней у меня тоже весьма далеко от здорового, и в детали своей жизни я её тоже старался не посвящать. Она точно так же, как и отец ничего не знала о том, что я семь лет прожил с женщиной, я ничего не сказал ей, когда у меня случился развод, я ни словом не обмолвился, когда мне было негде жить, и мне пришлось находить варианты сосуществования с какими-то странными представителями полукриминального мира.

И тут — знакомство с К. Для меня это что-то из области фантастики: я просто представить себе не мог, что раскрою эту информацию.

Тем более, что у меня до сих пор в голове звучат её слова о том, что если я захочу вступить с кем-либо в межполовые отношения, я должен её привести к матери и получить у неё разрешение. Ага, конечно.

В своё время, уже после того, как я закончил универ, мать однажды решила поговорить со мной на тему межполового взаимодействия, на что я заявил, что я — гей, и с тех пор она этих разговоров старалась избегать. Хороший метод, мне помог. Рекомендую.

В общем, я решился. Мы с К. приехали во Владивосток, сходили в гости к православному психиатОру, после чего пошли на встречу с моей матерью.

В качестве места встречи выбрали какую-то едальню в местном чайна-тауне. Мы с К. приехали раньше, поэтому нам пришлось некоторое время ждать. Мы стояли на улице, общались, а я чувтствовал, как тревога всё сильнее и сильнее разъедает мой разум.

Потом пришла моя мать, и мы направились в заведение. Пока шли, я очень надеялся на то, что сейчас придёт кто-то другой, заберёт мой разум, перехватит управление над телом, заберёт себе тревогу и страх, как это было во время первой интервенции… Но никто не пришёл. Я не диссоциировал.

Мне пришлось по-честному переживать весь груз этой ситуации. Ещё пару часов назад у меня была возможность принять алпразолам, но я отказался. Как же я об этом пожалел!

Но мы пришли. По договорённости с К., я должен был начать разговор первым. И я понял, что растерялся, я буквально не знал, что говорить. Ну, представить их друг другу ещё раз можно, а дальше что? Я мучительно подбирал слова, пытаясь выразить, что значит для меня эта встреча, и почему я на неё решился.

Я пробормотал что-то невнятное и понял, что всё, больше я ничего сказать не смогу. Пришлось обратиться за помощью к К. Она уверенно взяла разговор на себя и вела его до конца встречи.
Мы рассказали матери о том, что я — диссоциативщик, и меня — четыре (как минимум). Оказывается, она читала книгу про Билли Миллигана и в курсе этого феномена (спасибо сестрёнке за то, что подсунула ей столь полезную литературу).

Отреагировала она на это, на удивление, довольно спокойно, сказав только, что она знает лишь одно моё проявление (интересно, в каком режиме я с ней взамодействую?).

Рассказали о том, что лечение в психушке только ухудшило моё состояние, что мы сами разработали схему фармакотерапии, на которой мне становится намного лучше, что нашли хорошего специалиста (Т.В.), с которым проводим консультации по поводу лечения.
Большую часть времени меня не покидало ощущение нереальности происходящего, но, поскольку полной диссоциации не случилось, к нему примешивалась зашкаливающая тревога, нереальный страх и желание того, чтобы всё это побыстрее закончилось.

К. удалось установить контакт с моей матерью и даже заговорить о детско-родительских отношениях. Не конкретно моих, а в общем.

А я пытался уговорить мать записаться к психотерапевту, ведь ей явно нужна помощь: всё-таки крах всей жизни, всего того, во что она верила, который ей довелось пережить, даёт о себе знать (в основном, разного рода психосоматикой). Я, как мне кажется, использовал всё красноречие, на которое способен, но она, насколько я смог разобрать её реакцию, так и не согласилась.

Мы провели в этом заведении несколько часов, и под конец меня стало даже отпускать. Тревога существенно снизилась, страх ушёл практически полностью. Это было полезное переживание, которое добавила мне +100500 к способности переживать стрессовые ситуации.

И хотя параноидные идеи в отношении матери у меня остались («а теперь она начнёт лезть в нашу с К. жизнь, указывать что и как нам делать, доставать своими советами, etc»), мне стало легче.

Всё-таки в который раз уже убеждаюсь в том, что К. — лучший психиатр. Её интервенции получаются достаточно жёсткими и болезненными, но очень эффективными (об этом — ниже).

Пост на Dirty.ru

Как я уже писал ранее, я решился создать пост на Dirty.ru. Основная идея в том, что я пишу о своей диссоциативности, а другие пользователи задают мне релевантные вопросы.

Получилось даже лучше, чем я ожидал: огромное количество вопросов, среди которых было довольном много интересных, живой диалог, доставляющие споры и т.д. Было здорово!

Но я хочу отметить два аспекта этой коллективной беседы, которые являются для меня наиболее значимыми, поскольку напрямую захватывают мою основную проблему — неспособность работать.

Первый аспект — это совет монетизировать ЖЖшку. Собственно, отношусь я к этой идее довольно скептически, т.к. считаю, что контент здесь не тот, что будет интересен массовому читателю (а писать про Украину и замужества, или что там сегодня в тренде, я не хочу). Но Бек велел нам проверять свои когниции практикой, и во исполнение этого принципа я прикрутил кнопку-попрошайку к своему журналу (вы, наверное, заметили её появление). Кроме того, я добавил кнопки репостов, т.к. я весьма заинтересован в увеличении количества читателей, моя Истеричка прям сильно этого хочет.

И, к моему удивлению, кнопка-попрошайка действительно принесла мне некоторое количество денег. Это, конечно, не те суммы, на которые можно жить, и под «монетизацией блога» обычно понимают что-то другое, но, во-первых, мне было очень приятно, а, во-вторых, это был интересный опыт признания. Если мне даже готовы дать денег, значит, может быть, я не такой уж и отстой?

Последний вопрос так и не нашёл ответа, поэтому он пока висит немым укором в моём когнитивном пространстве.

И второй аспект — в ходе дискуссии я упомянул о том, что существуют разного рода психологические тесты, а пользователи предложили мне потенциальную возможность заработка на основе проведения этих самых тестов, а также психологического консультирования.

Опять же, я не поверил в то, что это возможно, но, поскольку К. недавно провела крайне удачные психотерапевтические интервенции, я решился проверить это на практике. И к своему удивлению обнаружил некоторое увеличение своих счетов на Яндекс.Деньгах и PayPal’е.

Т.е. я выполнял некие действия, а за эти действия другие люди мне платили деньги. Небольшие, но всё же. Это что же получается, я работал? Но я же не могу работать! Но и назвать это как-то иначе у меня тоже не получается…

Фигасе!

Но мне понравилось, и в ближайшее время я сделаю пост-прейскурант на свои услуги, а в будущем периодически стану публиковать примеры того, что было сделано с разъяснениями, чтобы потенциальные заказчики могли ознакомиться и принять решение о том, нужно ли им это, ну а простые читатели — просто получили опыт и понимание того, как вся эта фигня работает.

Мне сейчас самому не верится в то, что я это написал, но это — факты. Как к ним относиться, я ещё не понял, но могу сказать одно: у меня появилась маленькая надежда на то, что из этого всего получится выбраться, и убивать себя в ближайшее время не придётся.

Очень хочется верить в то, что так оно и будет.



   
Tags: К., Надежда (в хорошем смысле), Психотерапия
Subscribe
promo ya_schizotypic august 12, 2016 16:22 25
Buy for 10 tokens
… или пост-прейскурант. Вот я и восстановился до того уровня, когда я могу его написать. Кратко, суть поста: предлагаю услуги психоконсультанта. О том, как именно происходит работа со мной, написано в отдельном посте. Всё-таки препараты, поддержка К., психотерапия и постоянные самокопания…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 93 comments