Псих-консультант (ya_schizotypic) wrote,
Псих-консультант
ya_schizotypic

Тест «Несуществующие животные» — образец интерпретации. Часть 2

Продолжение. Начало — в предыдущем посте.

ВАЖНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ: у проективных тестов есть большие проблемы с валидность и надёжностью. Обязательно прочтите статью по ссылке, прежде, чем заказывать интерпретацию.


Злое животное — Крикххийо

Данное задание является эмоционально нагруженным, оно показывает отношение испытуемой к состоянию агрессии (собсвтенной), пути, по которым эта агрессия будет канализироваться, её общий уровень и т.д.



Сведения о Крикххийо со слов испытуемой (орфография и пунктуация сохранена)

"Самое злое и стращное животное. Крикххийо

Внешне напоминает небольшую черную колючку. Для человеческого глаза невидим по причине крохотного размера. Прикрепляется незаметно к человеку на затылок. Медленно, ежедневно, дозированно вытягивает из своего донора энергию. Но так чтобы последний оставался жив и не особо замечал перемен, в том числе быстрой утомляемости.

Искустный манипулятор. Способен подсовывать свои мысленные установки так, чтобы человек принимал их за свои собственные мысли и импульсы.

Надежный способ получить деликатесную дозу энергии - всплеск эмоций. Для получения желаемого часто провоцирует своего донора на несвойственный желания и бестолковые переживания.

Мечтает завладеть человеческим телом, но по рангу данная привилегия не положена, и ему предстоит долго, если не всегда пробыть паразитом. Хочет получить большие и лучшие возможности для себя.

Боится, что человек заметит его влияние или увидит его самого; окажет сопротивление, автивировав всю свою волю, и паразиту придется искать новый лакомый кусочек, а ему нравится жить в нагретых местах.

Целыми днями выстраивает психологические стратегии по обману донора. Получает выраженное удовольствие когда жертва ведется на план.

Ему никто не нужен - паразит-индивидуалист. Подобных ему считает врагами, потому как они, паразиты, зарятся на его кормушку.

Желает превзойти всех и заполучить власть высшего уровня.

Он самый страшный потому что его сложно обнаружить, словно малозначимую мелочь. Незаметные по началу изменения перерастают в большие только за счет того, что незначительные перемены сложнее уловить. К тому же, мелочи зачастую не дооцениваются и они разрастаются в большой снежный ком проблем, что и не вспомнить когда все стало именно так, а не иначе. Это значительно отличает его от высших по рангу. Большого соперника видно сразу, проще оказать сопротивление, зная с чем имеешь дело.

Он самый злой потому что желает большего, ежедневно эти навязчивые влечения крутятся к его крошечном злобном разуме и не дают успокоиться стремлению получить желаемое любым возможным и невозможным способом. То что его грызет, лишь способствует еще большему стремлению заполучить свою цель. Его существование становится именно целью, а не смыслом. Ничто другое не представляет интереса или ценности. В случае если он достигнет желаемого - последствия неизвестны.
"

Интерпретация

[Не читайте этот текст, пока не нарисуете своё животное!]
1. Довольно низкий уровень агрессии испытуемой (отсутствие в изображении элементов, которые могли бы служить орудиями агрессии — когтей, рогов, оружия и т.п., малый размер животного, паразитический, а не хищнический способ питания);

2. Основной вид агрессии, который использует испытуемая — вербальный (большой рот, большие зубы), т.е. вероятнее ожидать от испытуемой резких выражений, крика, повышения тона голоса, чем физических или поведенческих реакций. Т.е. она «скорее обругает, чем ударит»;

3. Агрессия испытуемой носит, в основном, защитный характер (шипы на поверхности тела злого животного). Боязнь нападения (особенно типично для тревожных личнстей).

4. Вероятно, агрессия испытуемой чаще всего имеет в своей основе страх (зачернённые глаза животного), т.е. она носит ответный, а не активный характер, нападать первой — не характерно для испытуемой;

5. Субъективное неприятие собственной агрессии (формальность образа);

6. Наличие манипулятивных тенденций (прямое указание в тексте). Эта гипотеза подтверждается общей инфантильностью и незрелостью испытуемой (по результатам, полученным из анализа других рисунков), вероятно, этот образ ребёнка используется испытуемой в качестве орудия во взамодействии с другими (см. п. 6 интерпретации «обычного» животного).

7. Негативное отношение к собственной эмоциональности, попытки задавить её (эмоции — пища паразита). Эта гипотеза подтверждается и другими рисунками. Страх взглянуть на свои эмоции и посмотреть в глубину внутреннего конфликта (животное боится, что человек его заметит), активная работа вытеснения как механизма психологической защиты. Эта защита тоже относится к зрелым, поэтому свидетельствует о высоком уровне функционирования испытуемой.

8. Интровертированность, аутичность (прямое указание на то, что животному никто не нужен), подтверждаемая и другими рисунками.

9. Тревожность (описание накопления мелких изменений, указание неизвестность последствий достижения животным своей цели) как конституциональная личностная черта.


Несчастное животное — Мивио

Данное задание является эмоционально нагруженным, оно показывает, какие аспекты собственного внутреннего мира и внешней обстановки вызывают у испытуемой ощущение несчастья, являются неблагоприятными для неё (или наоборот — помогают преодолеть это состояние).



Сведения о Мивио со слов испытуемой (орфография и пунктуация сохранена)

"Cамое несчастное животное. Мивио.

У этого бедняги с рождения произошел гормональный сбой, не поддающийся корректировке. С этого момента он не способен испытывать ничего кроме вялости, апатии и бренности унылого существования, день из дня давящего на его шаткий внутренний мир.

Питается сырой землей - какая разница что есть, если любая еда на вкус пресная. Сам он незначительного размера, поэтому есть много не требуется в принципе.

Ему никогда не приходилось с кем-либо открыто общаться, никому не было важно спросить - каково ему и как с этим можно существовать. Никто из окружающих не допускал мысли, что даже такое существо может быть по-своему особенным и интересным.

Обитатает бедолага в нашем мире, в небольшой обычной никому ненужной непримечательной квартире. Внутри - однотонные стены и полы. Интерьер не выражает индивидуальных предпочтений и стиля. Спит Мивио на скромной жесткой подстилке на полу.

В потайной комнате своей квартиры он держит няшного юного Блондина. Заходит к нему каждую ночь и расчесывает его роскошные блондинские волосы. Во время данного ритуала, да как и в любое другое - они не разговаривают. Совсем никогда. Мивио крайне паришиво от того, что он держит недобровольного заложника, но изменить это нет сил, ведь тогда жизнь несчастного зверя станет еще более пустой и безрадостной.

Мивио мечтает о чуде, которое ворвется нежданно и он сможет ощутить полноту спектра эмоций. О том что однажды происходящее прекратится. По невыведанной причине эту веру в него вселяет Блондин. Мивио понимает, что обрекает на мучения еще и его, но без него - последние остатки смысла рассыпятся в легкую пыль.

Время тянется однотипно, и, казалось бы, бесконечно. Но чаще ему думается, что времени вовсе нет. Как нет квартиры, его самого и Блондина.

Мивио действительно хочет верить, что чудо возможно. Но знай он точно, что этому никогда не бывать - неизбежно прекратил бы свое жалкое никому не нужное существование. Единственное за что он боится в своей жизни - это судьба Блондина. Он - единственное, что ему не безразлично. Но лучше бы Блондину умереть, чем быть обьектом для утешения и жить в бесполезном заточении у такого существа.

Небольшое дополнение - у Блондина в комнате есть все необходимые ему вещи и вкусная ела. Исходя из того, что его никто не ищет - он одинок. Они с Мивио могли бы стать близкими друзьями, если бы начали говорить

И Блондин ни разу не пытался сбежать, т. Е - по сути, оставаться там является и его выбором тоже
"

Интерпретация

[Не читайте этот текст, пока не нарисуете своё животное!]
1. Тревога, как один из основных источников фрустрации испытуемой (у несчастного животного самые большие уши). Тревога является сильным дезорганизующим фактором, она мешает испытуемой, и поэтому она (испытуемая) старается всеми силами эту тревогу подавить.

Сложность здесь в том, что основные механизмы, которые испытуемая для этого использует, действуют не избирательно, а на все эмоции сразу, в результате чего испытуемая лишается многих преимуществ, которые у неё могли бы быть, будь она в согласии со своей эмоциональностью;

2. Астения, аутизация (глаза без зрачков). Астения, скорее всего, символизирует состояния упадка (субдепрессивные), сменяющие состояния подъема (прямое указание в описании). Вероятно, её удастся избежать после проработки отношения к собственной эмоциональности;

3. Отчётливая потребность в принятии своей уникальности как личности (несчастное животное построено по стандартной схеме). Здесь у испытуемой тоже есть кажущийся ей противоречивым набор тенденций: для того, чтобы удовлетворить потребности в принятии и принадлежности, нужно быть такими, как все. С другой стороны, для того, чтобы удовлетворить потребность в самоактуализации, нужно быть уникальной. Именно поэтому по стандартной схеме построены именно счастливое и несчастное животное.

Но самом деле противоречия нет: вполне можно быть своим (т.е. иметь общие черты группы), но при этом — уникальным. Но понимание и принятие этого требует уровня зрелости, недоступного испытуемой в данный момент;

4. Низкая значимость сферы материального благополучия (у несчастного животного самые большие нижние лапы, тем не менее, оно всё равно несчастно), эту гипотезу подтверждает и рисунок счастливого животного;

5. Испытуемой свойственна определённая демонстративность, которой она пытается заменить самоактуализацию, но эта демонстративность не приносит ей удовлетворения (венок на голове у несчастного животного);

6. Невозможность самореализации в сексуальной сфере тоже доставляет испытуемой определённые проблемы (у несчастного животного самый толстый хвост, но он поджат под себя), ей не совсем комфортно в рамках своего пола, весьма вероятно наличие некоторых черт и поведенческих моделей по мужскому типу.

7. Амбивалентное отношение к потребности в общении: с одной стороны, потребность в меньшем количестве социальных контактов (развитые «руки» есть только у несчастного животного), с другой, потребность в большей глубине и вовлечённости контактов с немногочисленными значимыми людьми (отсутствие пальцев на «руках»). Испытуемая не умеет адекватно выстраивать социальное взаимодействие, и предпочитает бежать от него, однако многие потребности, которые она испытывает (в принятии, в принадлежности, в самоактуализации) можно реализовать только в рамках социального взаимодействия, и, избегая его, она сама делает себя несчастной.

8. Демонстративность (гормональный сбой). Подтверждается и другими рисунками;

9. Низкая социализированность, нарушение общения (питание землёй). На каком-то уровне испытуемая понимает, что ей необходимо налаживать сферу социального взаимодействия;

10. Неудовлетворённая потребность в понимании (прямое указание в описании). Сложность и своеобразие внутреннего мира в сочетании с низкой социализацией снижают шансы испытуемой на удовлетворение этой потребности. С другой стороны, наличие творческих и интеллектуальных способностей делает возможным исправление этой ситуации в будущем;

11. Потребность в общении (животное не разговаривает с Блондином). Вполне вероятно, что здесь имеется ввиду не только потребность в общении вообще, но и нехватка общения с каким-то конкретным значимым объектом. Можно сделать предположение, что это — отражение недостатка общения с родителями, вынесенное из детства, но подтвердить или опровергнуть его только на основании данных этой методики — невозможно.

12. Отстранённость от собственной эмоциональности как источник фрустрации (животное мечтает ощутить всю полноту эмоций). Это предположение подтверждается и другими рисунками. Необходимо помочь испытуемой принять эту составляющую себя.

13. Наличие сильной (возможно, симбиотической) привязанности у испытуемой. На основании данных этой методики нельзя сделать вывод о том, кто является объектом данной привязанности, но можно предположить, что речь идёт о матери и о недостаточной сепарации от неё.


Общие выводы

Испытуемая имеет ярко выраженную шизоидную акцентуацию, не выходящую, однако, за пределы психологической нормы. Эта акцентуация придаёт её внутреннему миру известную своеобразность и необычность, что затрудняет контакт испытуемой с окружением. Кроме того, будучи шизоидом, испытуемая не может определиться с оптимальной психологической дистанцией во взаимодействии с другими: с одной стороны, она боится поглощения и стремится к независимости, с другой, испытывает потребность в контакте.

Решить данным вопрос оптимальным образом испытуемая не может и выбирает уход в сторону отдаления от других, интроверсии и аутизации. Это помогает ей справиться с указанным противоречием, увеличивает её осознанность, но, с другой стороны, не даёт возможности реализовать те фрустрированные потребности, которые требуют для своей реализации участия других (потребность в принятии, понимании, принадлежности).

Невозможность их удовлетворения, в свою очередь компенсируется состояниями повышенной активности и даже экзальтации (вплоть до гипоманиакальных эпизодов), однако психика испытуемых не настолько сильна, чтобы постоянно работать в таком режиме, и за периодами подъема непременно следуют спады.

Испытуемая имеет в своей психике какой-то глубокий внутренний конфликт, который она не осознаёт, настолько он вытеснен в бессознательное. Взглянуть на него — было бы слишком больно для испытуемой, и она использует различные механизмы психических защит для того, чтобы от него отвернуться, не замечать его.

Вероятно, шизоидная акцентуация определяется не врождёнными свойствами характера испытуемой, а является приобретённым компонентом, образовавшимся поверх изначального сензитивного ядра. Тревожность является неотъемлемой характеристикой испытуемой.

Для того, чтобы справиться с этими факторами (тревожностью и страхом внутреннего конфликта), испытуемая использует типичные шизоидные защиты — рационализацию и интеллектуализацию. Они являются зрелыми защитами, и их использование говорит о том, что наличие серьёзной психической патологии у испытуемой менее вероятно.

С другой стороны, испытуемая использует эти защиты не избирательно, а против эмоциональной сферы целиком, она не находится в контакте с собственной эмоциональностью, что существенно ограничивает возможность реализации имеющегося у неё потенциала. Эмоции она воспринимает как опасную и вредную субстанцию, а не как источник творческой энергии. Она боится их, и оттого не может ими пользоваться, не умеет получать от них выгоду. В частности, отсутствием контакта с эмоциональной сферой, вероятнее всего, объясняется некоторая астеничность испытуемой и её перепады настроения (особенно, фазы упадка).

Ещё одной характерной чертой испытуемой является определённая эмоциональная незрелость и инфантилизм. Но причина здесь не в объективной задержке эмоционального или психического развития, а в том, что испытуемая использует свою инфантильность в качестве защитного и манипулятивного механизма.

Испытуемая явно демонстрирует недостаток эмоционально вовлеченных контактов, но, в то же самое время, боится их, хотя и нуждается в них. Имеющиеся контакты — достаточно поверхностны и не дают удовлетворения потребности в эмоциональной близости.

Как и многие шизоиды, испытуемая склонна к фантазированию, и может применять его в качестве психологической защиты. Несмотря на субъективное ощущение собственного творческого бессилия, объективно она демонстрирует высокий уровень интеллекта и творческих способностей, для полной реализации которых требуется выполнить интеграцию и принятие эмоциональной сферы.
Помимо этого, испытуемая демонстрирует определённые проблемы в области полоролевой идентификации и сексуальной сфере. Возможно, эти проблемы тоже поддерживают упомянутую выше инфантильность («пока я маленькая, мне не нужно решать эти сложные проблемы, связанные с моим полом»). Но подтвердить это предположение на основе полученных данных невозможно, равно как и опровергнуть его.

Не имея возможности удовлетворить потребность в принятии и принадлежности (из-за ограниченности количества и глубины контактов) с одно стороны, и потребность в самоактуализации (поскольку нет контакта с эмоциями) — с другой, испытуемая компенсирует это с помощью известной степени демонстративности.

Испытуемая не агрессивна, не склонна к нападению. Агрессия выражается в вербальной форме и практически всегда является защитной.

В данный период вопрос материального благополучия не является очень важным для испытуемой, основная сфера её интересов лежит в области удовлетворения духовных и экзистенциальных потребностей.

Данное исследование не даёт оснований констатировать наличие у испытуемой серьёзной психической патологии или психического заболевания (однако следует оговориться: это исследование не предназначено для их поиска, т.е. тот факт, что оно ничего не показало, не означает, что там ничего такого нет).

Рекомендации

Показана психотерапия, направленная, во-первых, на принятие собственной эмоциональности и установление гармоничных отношений с этой частью себя, а, во-вторых, на преодоление кризиса неопределённой дистанции в общении — испытуемую следует научить не бежать от социальных контактов, продемонстрировав ей, что в определённых условиях они могут быть не только безопасны, но и полезны.



   
Tags: pr, Несуществующее животное, Портфолио, Проективные тесты, Психология, Реклама, Рисуночные тесты
Subscribe
promo ya_schizotypic август 12, 2016 16:22 25
Buy for 10 tokens
… или пост-прейскурант. Вот я и восстановился до того уровня, когда я могу его написать. Кратко, суть поста: предлагаю услуги психоконсультанта. О том, как именно происходит работа со мной, написано в отдельном посте. Всё-таки препараты, поддержка К., психотерапия и постоянные самокопания…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments