Псих-консультант (ya_schizotypic) wrote,
Псих-консультант
ya_schizotypic

Бупропион, аутоагрессия, уплывания и всякое другое

Давненько не писал, вот, решил исправить это и поведать о том, что же произошло у меня с момента последней публикации. Для удобства я разобью повествование на отдельные главы, каждая из которых посвящена одному аспекту.

Бупропион

Сегодня прошло почти два месяца со времени начала приёма этого чудо-препарата, пора подводить первые итоги. В целом, мне нравится. С ним определённо лучше, чем без него. Однако, как всегда, есть некоторые нюансы :)

Во-первых, действие началось далеко не сразу. Реально полезный и стабильный эффект я стал замечать недели через 2-3 после начала приёма. До этого были лишь побочки. Правда, побочки эти в моём случае несколько отличались от стандартных, описанных в многочисленных постах, посвящённых этому препарату на Depression Forums.

Первое, и, пожалуй, главное, что было замечено с началом принятия этого препарата — это «обмудачивание». Иного термина, способного охарактеризовать то, что со мной произошло, я не могу. Я стал превращаться в очень плохого (по собственным же оценкам) человека, более того, мои моральные/этические нормы, которые, что бы там кто ни говорил, есть у каждого человека, стали казаться мне какими-то нелепыми и бесполезными.

В чём это выражается на практике? Ну, например, в том, что у меня несколько раз мелькала мысль о том, чтобы не выплачивать кредит. Не-ну-а-чо, лично мне-то ничего плохого от этого не будет. «Да, банк запустит исполнительное производство и конфискует имущество, которое на мне числится. И что? Всё равно оно на мне лишь фиктивно и мне не принадлежит. Таким образом, я ничего не теряю. Ах, я обещал реальным собственникам, что выплачу кредит сам, и их имуществу ничто не угрожает? Да шли бы они нафиг! Мне так удобнее!»

Или ещё пример: я начал высказывать претензии К. Реально придирался к ней по всякому поводу. И это при всём, что она для меня делает! Да я вообще не имею права говорить ей что-то против, однако под «Бупром» всё чаще и чаще я выражал своё негодование по поводу её слов и/или поведения.

Вообще, навязчивое «Я так хочу» стало проявляться необоснованно часто. Мне действительно стало казаться, что мои желания — это самое главное. Что ради них можно пренебречь всем: чувством долга, выполнением обещаний, долгосрочными последствиями (особенно для других).

В общем, на некоторое время я стал крайне неприятным типом. При этом я отлично помнил, что раньше я мыслил иначе, мог даже подобрать аргументацию против такого эгоизма и эгоцентризма, однако все эти доводы казались мне смешными и незначительными.

Это приводило к состоянию внутреннего раскола: с одной стороны я ненавидел себя за то, что стал плохим человеком, с другой, — за то, что мне это не нравится, и я не могу получить полного удовлетворения от этого нового состояния.

Фрустрацию снимал аутоагрессией — бил себя, резал. Помогало слабо, требовались довольно высокие «дозы» этого «лекарства», чтобы хоть как-то, хоть на миг почувствовать себя цельным.

Со временем мне удалось задавить мудака в себе. Сейчас я пишу эти строки, основываясь лишь на воспоминаниях о том, какие мысли были тогда в моей голове. Но внутреннюю логику их я постичь не в состоянии, как будто эти мысли принадлежали другому человеку, они воспринимаются, как «мёртвые» и «чуждые». Забавно, что такое же точно ощущение было у меня тогда в отношении моих обычных паттернов мышления. «Это не я, это кто-то другой».

Так вот, со временем этот эффект прошёл, начался подъем: «Бупр» дал мне энергию. Если до приёма я должен был спать по 10-14 часов за ночь, мог ещё несколько раз вырубиться в течение дня (особенно в психушке), то с началом приёма этого волшебного (не преувеличиваю) препарата, потребность во сне существенно сократилась. Сейчас по будням я ложусь в 22:00-23:00, встаю в 07:00 по будильнику, и весь день ощущаю себя довольно бодро. О том, чтобы лечь днём, речи вообще нет.

Более того, несколько раз было так, что приходилось спать по 4-5 часов в сутки, но и это удавалось пережить. Сейчас мне такие бессонные дни даются гораздо тяжелее, чем в молодости (тогда я мог вообще не спать по трое суток подряд и при этом оставаться довольно продуктивным), однако это гораздо лучше, чем то, что было где-то с начала 2015-го до марта 2016-го.

Ещё из хорошего — появилась энергия, которой хватает на то, чтобы выполнять элементарные операции самообслуживания: я могу сходить не только в туалет, но и в магазин без посторонней помощи, без длительных подготовительных ритуалов. Более того, последний месяц я даже стал регулярно мыть посуду и (о ужас!) пылесосить и мыть полы. Я понимаю, что звучит это смешно и странно для нормального человека, но после того состояния, когда ты боишься вылезти из-под одеяла, а если и решаешься на это, то сил у тебя хватает только на то, чтобы доползти до кухни, мытьё полов кажется просто нереальным подвигом. И благодаря «Бупру» я на него способен.

Не обошлось, правда, без долгосрочных неприятностей: у меня начались проблемы с кратковременной памятью. Она ухудшилась (субъективно), хотя К. делала со мной тесты, на тестах — всё нормально. Странно. Надо разбираться, действительно ли дело в снижении памяти, или это просто следствие проблем с вниманием и «уплыванием мышления». Но об этом — ниже. В целом же, я несказанно доволен этим препаратом, закуплю его «ящик» и буду пить ближайший год-два, если жив буду. Без него я совсем плох.

Лицо со шрамом

Этот образ навязчиво пришёл ко мне в самом начале приёма «Бупра», когда меня колбасило из-за того, что я начал обмудачиваться. Суть в том, что мне стало казаться (и порой до сих пор кажется), что если определённым образом изрезать (и частично снять) кожу с лица, то всё станет гораздо лучше.


Рис. 1 - Схема преобразования лица. Красным отмечены области, с которых следует снять кожу. Кусочек носа тоже нужно отрезать, он лишний.


Сейчас, когда я пишу эти строки, я понимаю, что Вселенная так не работает, что это элементы «магического мышления», что это нездорово. Но в моменты, когда этот образ на меня накатывает, я не могу ничего с собой поделать: никакие аргументы не могут сравниться с тем мощным и всепоглощающим ощущением «правильности» этого шага. Его ценность в такие периоды настолько самоочевидна, что я скорее поставлю под сомнение логику (ок, логики, для тех, кто знает, что их может быть несколько), научный метод и весь материалистический позитивизм.

Иногда образ изменённого лица является мне наяву: я перестаю видеть обычную картинку (комнату, или что там у меня на этот момент перед глазами), и вижу его. И испытываю почти императивную потребность изменить себя в соответствие с увиденным. Иногда я просто не могу думать ни о чём, кроме как об этом преобразовании. Оно — альфа и омега моего существования, причина и следствие всех экзистенциальных данностей. Оно — единственное достойное, на что я способен. Оно — моя миссия, то, что делает моё существование хоть сколько-нибудь осмысленным.

Почему я до сих пор не сделал этого? Во-первых, это преобразование довольно болезненно. И, будучи трусом, я несколько опасаюсь делать это. Однако до меня недавно дошло: можно же считерить: купить в аптеки *коина (много их, почти все продаются свободно), обколоться и провести преобразование под местной анестезией. Так что этот барьер, можно сказать, преодолён.

Во-вторых, К. Она очень дорога мне. Настолько, что её слова о том, что для неё это преобразование будет неприятным и даже принесёт ей страдание, в данный момент являются тем фактором, который сдерживает меня от того, чтобы выполнить эту трансформацию. Иногда мне кажется, что если я смогу объяснить ей механизм действия этого преобразования, то она согласится на него, поймёт, что ничего страшного или неприятного в этом нет, что наоборот, это мой рассвет, но… В те моменты, когда я понимаю этот механизм, когда я ощущаю его твёрдую неоспоримую реальность, я не нахожу слов, чтобы облечь в них этот великий смысл, а в периоды, когда способность излагать мысли находится со мной, я, к сожалению, не могу постичь его.

Ну, и, в-третьих, один опыт, когда мне не удалось полностью сдержаться, у меня всё-таки был: я порезал себе лицо канцелярским ножом. Кожа на лице, как оказалось, необычайно плотная и толстая, гораздо толще и прочнее, чем, например, на животе или на руках. А ещё там отличная регенерация: всё заросло настолько, что почти не видно, где были порезы. Ну, или просто резать надо было сильнее? Вообще, есть мысль купить себе скальпель, им, по идее, это делать гораздо сподручнее.

Так вот, ЭТО ТАКОЙ КАЙФ! Нет, не сам процесс: сам процесс разрезания довольно болезнен и неприятен. Но эффект! Жизнь становится организованнее, правильнее, более упорядоченной. Ты можешь с меньшим отвращением смотреть на себя в зеркало… И, самое главное, пока болят порезы, ты чуть меньше себя ненавидишь. Уменьшается давление долга. Становится в буквальном смысле легче дышать.

Если бы не К., я уже давно бы выполнил преобразование. Иногда я даже злюсь на неё за то, что она стоит на пути этих изменений, но потом всегда подавляю в себе эту злость, ведь я не имею на неё права.

Аутоагрессия другая

А, вот, в плане аутоагрессии я совершил реальный скачок, прогресс тут более, чем заметен :) Во-первых, я вернулся к давно забытой привычке резать себя. Когда-то, в подростковом возрасте я изрезал себе все руки (ничего общего с суицидом, даже показным, просто порезы ради порезов), однако с тех пор большая часть шрамов заросла (или находится в невидимых в обычных ситуациях местах), а я, чтобы не палиться, перешёл на битьё головой о стену или удары по голове (если наносить их по волосистой части, то постороннему наблюдателю ссадины и шишки незаметны). Однако, как бы там ни было, канцелярский ножик снова со мной! Собственно, выше писал об опыте использования его на лице, но гораздо более обширный опыт я получил с левым плечом. Оно так удобно расположено! А ещё можно свежие порезы посыпать солью. В этом случае получается ограничиваться небольшими, относительно неглубокими надрезами.

Второй аспект нового опыта, полученного за последнее время, это окурки. Их можно тушить не только о край пепельницы, но и о левое плечо (точнее, о любую часть тела, просто там удобно). При этом образуются такие прикольные, довольно долго заживающие пузыри.

Зачем я это делаю? Тут нужно сказать, что, насколько мне известно, здоровые люди так не делают, хотя со мной аутоагрессия живёт с самого момента осознания себя («рефлексия», «Self» и прочие термины этого ряда подходят). И, вроде как, такое поведение не является безусловно-приемлемым и требует объяснения. Что ж, попробую.

Начать, пожалуй, следует с того, что боль, как таковая, не приносит мне ни удовольствия, ни удовлетворения (это разные вещи, вдумайтесь, вслушайтесь в эти слова, почувствуйте их различие!). Почему-то именно такое объяснение склонны давать люди, сталкивающиеся с аутоагрессией (речь о тех, у кого нет специального образования, разумеется).

Однако негативное определение не может считаться удовлетворительным, и я попытаюсь объяснить этот феномен конструктивно. При этом я намеренно буду придерживаться концепции «сырых данных» (или как там RAW DATA переводится?), и не стану скатываться в психологию / психоанализ. Желающих отправляю читать Мак-Вильямс, Ялома и прочих Фрейдов.

Итак, в чем же смысл, если посмотреть на явление изнутри? Во-первых, это средство сбросить тягость противодействия расколу. Не знаю, как у читателя, а у меня постоянно фоново присутствует некое чувство внутреннего противоречия, какое-то ощущение того, что я буквально разрываюсь изнутри. Иногда мне удается его вытеснить на край сознания, иногда оно овладевает мной полностью, не давая возможности чувствовать что-то другое, думать о чём-либо ещё… Одна из моих самых давних и постоянных фантазий, существующая со мной ещё с детства, заключается в том, что я очень сильно ударяюсь головой о батарею (советскую чугунную, а не современную тонкую хрень), удар настолько силён, что голова разлетается на четыре куска (забегая вперёд, скажу, что количество кусков, насколько я понимаю, имеет глубокий субъективный смысл). Фишка тут в том, что это даёт освобождение от бремени объединения разрывающихся частей воедино: если куски уже разлетелись, то я, вроде как, не должен их сдерживать, да и, собственно, «меня» уже нет.

Причем тут аутоагрессия и селф-харм? При том, что самоповреждение даёт легкий и временный, но всё-таки ощутимый эффект снижения тяжести сдерживания. Кажется, что с каждым порезом / ожогом / ударом внутренние силы, разрывающие меня, становятся немного слабее, сдерживать легче. Как будто ты уменьшаешь внутреннее давление. От этого испытываешь просто неописуемое облегчение. Какое-то экзистенциальное отдохновение.

Вторая причина — это восстановление справедливости во Вселенной. Не знаю, опять же, как у других, но у меня есть чёткое ощущение, переходящее в уверенность в том, что я живу в долг. Я не имею права на то хорошее, что у меня есть. Мне не должно так везти. Я не достоин этого. И, как и в случае с классическим экономическим долгом, тут тоже начисляются проценты. Т.е. чем лучше мне сейчас, тем хуже (и дольше по времени) мне будет потом. Соответственно, если сейчас нанести себе повреждение, то сумма, на которую начисляется процент, немного уменьшится. Это как частичное погашение платежа по кредиту в банке: проблему не решает, но немного снижает финансовую нагрузку в будущем.

Честно говоря, если бы мне был доступен более «здоровый» (хотя, наверное, правильнее сказать — «обычный») способ достичь этих эффектов, я бы пользовался им. Ну, а пока его у меня нет, аутоагрессия — наше всё.

Есть, правда, одна загвоздка: К. очень страдает, когда я это делаю. С одной стороны, я её понимаю (когда она режет себя, мне тоже становится жутко и неприятно), но, с другой, я не могу сдерживаться вечно. И периодически срываюсь, хоть и обещаю каждый раз не делать этого. Так и живём.

Уплывания

Хочу рассказать ещё об одном феномене, о котором молчал ранее. Это началось не вчера, и даже не в последние несколько лет. В принципе, это со мной — сколько я себя помню. Но сейчас в процессе общения с К., чтения профильной литературы и экспериментов с психофармой я понял, что это «не нормально», у здоровых людей, как я понимаю, такого не бывает.

Речь идёт о т.н. «уплываниях мыслей». Попробую объяснить/описать, что это такое. Представьте себе, что вы занимаетесь какой-то деятельностью, например… э… заполняете налоговую декларацию. В норме все ваши мысли крутятся вокруг этой декларации: вы пытаетесь вспомнить, за какую именно сумму продали любимого хомячка, какие убытки принесло ваше ИП и т.п. Возможно, где-то на краю сознания крутятся мысли о том, что «долбанная налоговая достала уже» или даже «что-то есть хочется», но они очень далеко, и, главное, не лезут на передний план, когда вы думаете о декларации и её заполнении.

При «уплывании» же происходит следующее: к главной мысли добавляются побочные, зачастую никак не связанные с первой. Более того, часто эти побочные мысли вообще не имеют отношения к реальности. Пример? Пожалуйста: «Существует четыре способа оптимизации аэродинамической формы жидкостного двигателя… Две синхронизированные передачи обеспечивают катализ высшего порядка… Разбежался, прыгнул, полетел… Самолёт с четырьмя двигателями имеет преимущество на коротких дистанциях…» и прочий бред. Что характерно, отрывки никак не связаны между собой (не, т.е. при желании, конечно, можно притянуть ассоциативность), более того, каждый из них не является законченной смысловой единицей и никак не связан с текущей ситуацией.

Хуже того, у меня бывает так, что добавочные потоки мыслей вообще не несут никакого смысла (см. пример выше). А иногда они даже обличены в форму каких-то звукоподражательных «слов», вроде как на иностранном языке (которого я не знаю), но они точно не имеют внутренней логики. Пример такого потока: «Ер асстер да мовиш деклейд, уш абе вон кир дум менатс, дамм фоге арус дзей итао, колу менея обу соггур». Полная чушь, но она навязчиво вклинивается в мозг, не давай думать о чём-либо другом, не позволяя концентрироваться на текущей деятельности (например, если такая хрень случается в то время, когда я мою посуду, то я не могу взять следующую тарелку, пока эта фигня не пронесётся в мозгу полностью).

При этом я не могу сконцентрироваться на главном. Иногда бывает так, что «главной» (т.е. той, которая «больше и сильнее всего думается») становится одна из побочных мыслей. А бывает и так, что запускаются сразу несколько (обычно 2-4) потоков подобной ерунды. У меня как-будто появляется несколько внутренних диалогов, каждый из которых произносит свой поток мыслей. А иногда на фоне всего этого играет музыка. Или указанные «слова» не произносятся, а поются в определённом ритме. Под музыкальный аккомпанемент или без него. В этом случае часто смешиваются реальные слова русского или английского языка (или обоих сразу) с выдуманными звукоподражаниями.

Порой вместо этого (а иногда — и вместе с этим) случается «одновременное думание нескольких мыслей». Не знаю, как это объяснить, чтобы было понятно отличие этого явления от того, что происходит у здорового человека, когда он думает в фоновом режиме, например, о том, что «есть хочется», «Ванька — козёл» или «скоро зарплата». Главное отличие, как мне кажется в том, что эти фоновые мысли, во-первых, всё-таки чередуются с основным потоком (т.е. если присмотреться, речь идёт о переключениях — 10 секунд думаем основную, на секунду отвлекаемся на фоновую, потом снова думаем основную мысль), а, во-вторых, не лезут на передний план, не заслоняют собой то, о чем человек думает сознательно.

В моём же случае нет никакой возможности отделаться от этих «побочных мыслей», они полностью меня захватывают, не давая возможности сосредоточиться. Причём проблемы с концентрацией настолько сильные в эти периоды, что чем-то заниматься целенаправленно (за исключением совсем уж автоматизированных процессов типа «попить уже налитый чай» или «покурить») не получается.

Бороться с этой фигнёй мне помогают две вещи. Во-первых, это «Лимипранил» (амисульприд) — нейролептик, который я сначала невзлюбил, а потом стал от него тащиться. Как оказалось, всё дело в дозировках: 400 мг., которыми меня пичкали в дурке, приводят меня в состояние овоща, а, вот, 50 — 100 мг. (спасибо К. за то, что уговорила меня попробовать) — прекрасно убирают «уплывания». Точнее, не совсем убирают, но сильно снижают их количество и интенсивность.

У меня недавно был интересный опыт: я с утра забыл принять «Лимипранил», и меня накрыло: поток бессвязных «мыслей», обрывков странных рассуждений, звукоподражательных «высказывания» захлестнул меня настолько, что я не мог от него отделаться. Я усиленно пытался подумать о том, как выйти из этого состояния, и иногда даже получалось понять, что нужно принять «Лимипранил», но…

Тут надо отвлечься и рассказать о тонкостях приёма «Лимипранила»: таблетки у меня по 400 мг., доза — 50 мг., поэтому я поступаю следующим образом — делю таблетку на две половины (200 мг.), толку одну половинку в порошок, смешиваю его с сахарной пудрой, затем полученную смесь, в которой амисульприд распределён относительно равномерно, делю на четыре части. В общем-то старинный наркоманский способ.

Так вот, в тот раз у меня не было готовой намешанной дозы. А приготовить её мешали постоянные уплывания: могз гонял мысли в параллельном режиме, и в этой какофонии я не мог выделить поток, который позволил бы мне дойти до кухни и выполнить необходимые действия по отделению нужной дозы. Сейчас (под «Лимипранилом», кстати) я понимаю, что можно было бы попробовать просто выпить 200 мг., не разделяя, но тогда мне не удавалось настолько долго думать о чём-то одном, чтобы успеть прийти к этому выводу.

В общем, пока К. не пришла, я носился кругами по комнате, постоянно курил, никак не мог успокоиться и начать делать что-то одно. Радует, что когда пришла К., у меня хватило концентрации, чтобы объяснить ей, что происходит. Тут надо сказать, что она как-то волшебно на меня действует: с ней реально проще справляться с подобными состояниями.

Ну, и до кучи: сейчас «Лимипранил» заканчивается. Рецепта на него у меня нет (пью остатки от того, что мне давали в психушке), что делать, когда он закончится — не представляю себе :(

Вторая вещь, которая помогает мне бороться с уплываниями, - это музыка. Если я включаю фоном музыку, она частично отвлекает моё внимание, и интенсивность наплывов снижается.

Опыт ИСС

Знаю, многие осудят, но это как-то пофиг. В общем, недавно пообщался с Марьей Ивановной (известной в некоторых кругах как Мери-Джейн и другими именами). В общем-то, явление тривиальное и не требует само по себе отдельного отдела в этом посте, но… Как это часто бывает, есть одно «но», которое ставит этот обыденное событие в разряд субъективно значимых.

Дело в том, что, в отличие от ожидаемого успокоения или неуёмной весёлости, я получил настоящую диссоциацию.

Всё началось с того, что картинка (то, что я вижу перед глазами, в моём случае, кухня) разделилась на четыре части — две большие, две поменьше.


Рис. 2 - восприятие мира (дверь и кусочек стола). f1 - в норме, f2 - после разбиения на четыре части.

А через некоторое время я исчез, но появились четыре автономные личности. Началось всё как обычные «уплывания» — четыре потока мыслей, потом эти потоки каким-то образом «привязались» к фрагментам «картинки» в соотношении — один поток на одну картинку, потом потоки стали всё более осмысленными, и наконец — обрели индивидуальность.

Так получилось четыре автономных [суб]личности. Непродолжительное время сохранялось какое-то подобие «наблюдающего Я», ощущаемое, как результат совместной деятельности этих четверых, в это время я пытался проговаривать четыре потока мыслей одновременно, но, естественно, у меня ничего не получилось.

Потом «Я» окончательно развалилось, и на его месте образовались четыре отдельных компонента (субличности). Некоторые из них пообщались с К.

Одна из них рассказала о схеме общего устройства, о схеме общей памяти, которая позволяет субличностям обмениваться субъективным опытом и поддерживать внешню иллюзию идентичности я:


Рис.3 - схема устройства общей памяти: 1 - память доступная только одной субличности, 2 - память, доступная (с задержкой) всем субличностям, 3 - память, недоступная никому (туда помещаются события, слишком ужасные, чтобы о них помнить).

…о схеме переключения между субличностями (кто в данный момент будет управлять «этим»):


Рис.4 - Схема переключения между субличностями (определения, кто будет управлять в данный момент). 1 - Вращающаяся основа, на которой укреплён указатель (3). Запускается вращение, указатель останавливается напротив одной из субличностей (2), после чего она получает управление. Отличие схемы c1 от c2 заключается в том, что c1 работает в спокойном режиме, а c2 - в режиме внешнего воздействия. В варианте c2 меняется размер секторов и, пропорционально нему, меняется вероятность выбора той или иной субличности. Чем более приспособлена к данным условиям субличность, тем больше её сектор. Режим c1 используется КРАЙНЕ редко.

… о том, как вообще соотносится «это» (тело) и субличности:


Рис. 5 - схема взаимодействия субличностей и "этого". 1 - "это" (лицо, вид сверху), 2 - коннекторы, 3 - субличности. d1 - сон, состояние диссоциации, когда никто не подключен. d2 - бодрствование, когда одна субличность подключена, а остальные спят. Тут нужно сказать о том, что "это" довольно-таки самостоятельно, оно может выполнять некоторые простейшие функции без подключения субличностей, в автономном режиме.

…о том, почему они образовались, и как произошёл раскол:


Рис. 6 - схема диссоциации. 1 - изначальная относительно цельная личность, 2 - некое событие, которое привело к расколу (не удалось выяснить, что именно это было), 3 - осколки, субличности. j1 - состояние до раскола, j2 - после.

…и о вещах, слишком интимных, чтобы изложить их тут.

И, вот, собственно, возникает у меня вопрос: что же это было такое — обычное действие ПАВ, или же вскрытие истинной диссоциации. Прошёл ради прикола SCID-D и DES, по результатам — я вхожу в группу риска. Но, разумеется, это никак не означает, что оно (диссоциативное расстройство) у меня реально есть. Тут диагноз может поставить только опытный врач / психотерапевт, но таковых в данный момент по близости не наблюдается. К., как наиболее квалифицированный из доступных мне мозгоправов, считает, что «это возможно».

С точки зрения традиционного психоанализа, гипотеза о диссоциативности отлично объясняет навязчивые «четвёрки», всплывающие в моих навязчивых мыслях и образах: ведь почти всегда цифра «четыре» так или иначе присутствует (см. примеры выше). Она же (эта гипотеза) объясняет, почему мне не помогают нейролептики, даже в серьёзных дозах — согласно ей, я таки не шизик (шизотипик, шизофреник), а диссоциативщик, а на них нейролептики не действуют. Точнее, действуют, но не дают желаемого лечебного эффекта.

С другой стороны, бритва Оккама велит не усложнять, и я (до сих пор после этого неловко говорить о себе в единственном числе) в данный момент официально принял точку зрения, согласно которой, это простое опьянение — эффект забавный, но не имеющий какого-либо глубинного смысла.

Лечение

Обратился к одному московскому психиатру, выпросил у него рецепт на милнаципран («Иксел»), очень долго геморроился с его получением — сначала рецепт из МСК ждал, потом сами таблетки из Хабаровска заказывал, но в итоге получил. В рамках этого же захода получил флупентиксол («Флюанксол»).

Первый, по идее, даст мне больше стеничности и конструктивной злости (ибо СИОЗСН), второй должен положительно повлиять на социальную адаптацию.

По факту, единственное, что я сейчас ощущаю (помимо геморроя по поиску этих препаратов) — это некоторое снижение аппетита (СИОЗСН всё-таки).

Вообще, мне становится лучше на таблетках, но никаких подвижек в сторону решения основной проблемы я не ощущаю. Возможно, озадачусь в ближайшее время психотерапией, ибо, насколько позволяют мне судить мои знания, из психофармы я выжал уже всё, что можно.

А вообще, прогноз умеренно пессимистичный. Уверен, никакое лечение (ни медикаментозное, ни психотерапевтическое) не сделает меня умнее, а значит, работать я не смогу. Но попытаться хочется, ибо альтернатива — смерть, причём не только моя, но и самого близкого мне человека.

Суицид

Ну, и под конец поста, пару слов о моей любимой теме — о суициде. Скажем так, сейчас я к нему ближе всего за последние два года. Я нашёл надёжное и безопасное (лол, прикольно рассуждать о безопасности в этом контексте) средство, в данный момент изучаю PubMED на предмет определения летальной дозы лично для себя (очень уж не хочется повторять печальный опыт переживания собственного неудачного самоубийства), ищу возможности достать действующее вещество и, уверен, найду их.

Не хочется, честно говоря, но логика развития жизненных обстоятельств неумолимо подталкивает меня к этому решению, и у меня нет никаких сил сопротивляться. Не хочется, но надо.

----
Вот, в общем-то и всё, что мне есть сказать на данный момент. Блог я не забросил, буду жив — буду периодически писать. Stay tuned ;)



   
Tags: Аутоагрессия, Диссоциация, Лытдыбр, Шиза
Subscribe
promo ya_schizotypic август 12, 2016 16:22 25
Buy for 10 tokens
… или пост-прейскурант. Вот я и восстановился до того уровня, когда я могу его написать. Кратко, суть поста: предлагаю услуги психоконсультанта. О том, как именно происходит работа со мной, написано в отдельном посте. Всё-таки препараты, поддержка К., психотерапия и постоянные самокопания…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments